Река мост берёзы

Река мост берёзы

среда, 22 октября 2014 г.

Полигон смерти

Коммунистический террор в Крыму в 1917-1921 годы

Дмитрий Соколов

Продолжение

  В расправах над офицерами и “буржуазией” особенно деятельное участие принимали руководящие функционеры местной большевистской организации – сестры Антонина, Варвара и Юлия Немичи. Они входили в состав  трибунала, разбиравшего дела арестованных. “Революционное правосудие” Немичам помогали “вершить” супруг Юлии, солдат Василий Матвеев, и сожитель Антонины Феоктист Андриади. Обязанности среди палачей распределялись следующим образом: Юлия допрашивала заключённых и оценивала степень “контрреволюционности”, а её муж определял “буржуазность”. Антонина следила за исполнением приговоров, а по некоторым сведениям, лично участвовала в расправах.

  Массовые убийства продолжались и после отплытия кораблей от берегов Евпатории. По воспоминаниям очевидца этих событий Алексея Сапожникова “местом расстрела стала городская свалка, а в отдельных случаях задержанных выводили из дома на улицу и убивали тут же у дома. Все это происходило ночами, по-видимому, днем, даже профессиональным убийцам, эта бойня безоружных людей казалась неудобной”.

  Почти одновременно с террором город захлестнула волна всевозможных национализаций, принудительных мобилизаций и реквизиций. В магазинах и лавках торговцев группы вооружённых людей требовали выдать им интересующие товары, мотивируя это военными нуждами.

  И здесь сестры Немич в полной мере проявили свой  “большевистский характер”.  Являясь членами исполкома Евпаторийского Совета, сестры принимали деятельное участие в подавлении “враждебно настроенных элементов”. Так, Варвара входила в состав военно-революционного штаба – чрезвычайного органа, созданного для борьбы с контрреволюцией. Юлия была комиссаром совета по социальному обеспечению (удовлетворяя материальные нужды “трудящихся” за счет экспроприаций и контрибуций). Антонина входила в состав, так называемой, “разгрузочной комиссии” Евпатории, “приводила в жизнь акты против контрреволюционных элементов”, в дальнейшем занималась вопросами народного просвещения.

  Из всех злодеяний, совершённых в разное время большевиками в Крыму, только преступления в Евпатории зимой 1918 года были не просто расследованы – виновные в них были привлечены к ответу. Весной 1918 года Немичи и некоторые другие “борцы с буржуазией” были арестованы и заключены в тюрьму, где, поначалу, содержались в “весьма неплохих условиях, включая качественную еду, собственные постели, встречи с посетителями”. И только, почти год спустя, в марте 1919 года, организаторы массовых убийств в Евпатории были расстреляны белыми.

  Однако, и до настоящего времени имена организаторов убийств в Евпатории увековечены в названиях улиц и выгравированы золотыми буквами на памятнике “коммунарам, павшим в борьбе за установление советской  власти в Евпатории 1918-1919 годы”, расположенный в центре города в сквере на улице Революции.

  Лишь в ноябре 2009 года, в память о жертвах большевистского террора в Евпатории в январе-марте 1918 года, по благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря на территории, примыкающей к храму святого Илии, усердием его настоятеля, протоиерея Георгия Куницина, был установлен памятный крест.

Продолжение следует.