Монастырь на скале

Монастырь на скале

воскресенье, 19 октября 2014 г.

Полигон смерти

Коммунистический террор В Крыму в 1917 – 1921 годы

Дмитрий Соколов

Продолжение

  Так, стараниями эсеровско-большевистской верхушки, террор, первоначально носивший неуправляемый “классово-стихийный” характер, стремительно начал приобретать все более организованные, “революционно целесообразные”, формы.

  Характерно, что, несмотря на демонстрационное осуждение властями самочинных расправ, виновники, последних, не только не понесли наказания – не было проведено никакого расследования. Следует отметить, что при всей кажущейся стихийности, трагические события в Севастополе 16-19 декабря 1917 года объективно способствовали всё большему укреплению позиций большевиков, вытеснению их противников из властных структур и оставлению в городе (а в дальнейшем и на всем полуострове) режима военно-коммунистической диктатуры.

  12 января 1918 года объединённое заседание Севастопольского Совета, Центрфлота, Совета крестьянских депутатов, представителей городского самоуправления, главного заводского комитета порта, главного комиссара Черноморского флота, социалистических организаций и представителей всех судов и частей, приняло решение о создании Военно-революционного штаба (ВРШ) для решительных действий против контрреволюции. На заседании подчёркивалось, что “Севастополь не остановится ни перед какими средствами для того, чтобы довести дело революции до победного конца”. Излишни пояснения, какие именно средства большевики и их союзники намеревались использовать для выполнения этой задачи.

  За происходящим в Севастополе со страхом наблюдали из соседнего Симферополя. У власти здесь находились антибольшевистские силы – совет народных представителей, Татарский курултай и Крымский штаб. Осознавая угрозу, которую несёт в себе Севастополь, противники большевизма пытались оказать сопротивление и нанести упреждающий удар, блокировав город и отправив вооружённые отряды в соседние приморские города. Эти попытки были безрезультатны.

  Одной из главных причин, предопределивших победу большевиков, стало их численное превосходство. Кроме того, контролирующие Севастополь “военно-революционные власти” имели в своём распоряжении значительные запасы оружия и боеприпасов, в то время как их противники испытывали недостаток во всём – начиная от патронов, винтовок, пулемётов и сабель, заканчивая сёдлами.

  Разбив под Севастополем отряды Крымского штаба, большевики приступили к вооружённому захвату власти в губернии. Ссылаясь на материалы Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоящеё при Главнокомандующем Вооружёнными силами Юга России, генерал Антон Деникин свидетельствовал: “Описание падения крымских городов носит характер совершенно однообразный: к городу подходили военные суда… пушки наводились на центральную часть города. Матросы сходили отрядами на берег, в большинстве случаев, легко преодолевали сопротивление небольших частей войск ещё верных порядку и краевому  правительству. А затем, пополнив свои кадры тёмными, преступными элементами из местных жителей, организовывали большевистскую власть”.

Продолжение следует.