Альпы

Альпы

понедельник, 3 декабря 2012 г.

Пенсией - по старости!

Новая модель пенсионной системы не выгодна никому

Бурная дискуссия вокруг очередной пенсионной реформы несколько поутихла. Волевым решением президент Владимир Путин отложил все нововведения на 2014 год, а заодно и постановил, что желающие смогут вернуться в лоно распределительной системы, для сторонников же формирования собственной накопительной части пенсии и вовсе ничего не изменится.

Иными словами, те, кто за годы реформы удосужился перевести свою накопительную часть пенсии в какой-нибудь негосударственный пенсионный фонд (НПФ) или доверил ее частной управляющей компании (УК), по-прежнему будут получать 6% от своей зарплаты на персональные счета.

Для «молчунов» же, оставивших свои счета в ВЭБе, эта цифра снизится до 2% (а потом, может, и вовсе до 0), зато на те же 4 процентных пункта увеличится страховая часть, которая сейчас тратится на выплаты нынешним пенсионерам. Желающие сменить систему смогут сделать это, написав соответствующее заявление в отделение Пенсионного фонда России (ПФР).

Казалось бы, подобный подход должен устроить абсолютно всех, поскольку позволяет принять осознанный и ответственный выбор. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что путинское «соломоново решение» мог принять лишь человек, не имеющий никакого представления о прошлой пенсионной реформе и не слишком беспокоящийся о том, на что он будет жить в старости.

Впрочем, обо всем по порядку. Взять тех же «молчунов». Им уже сейчас предлагается «кот в мешке». Страховая часть, которую ПФР продолжит им рисовать, конечно, как-то будет учитываться при начислении будущей пенсии, однако, как именно, пока никто не говорит. Пенсионная формула, в которой помимо страховой части будет присутствовать большое количество коэффициентов (как правило, понижающих), пока не готова. Известно лишь, что для получения полноценной пенсии необходимо будет отработать не менее 35 лет (раньше Минтруда предлагал еще более высокую планку минимального стажа, необходимого для получения полноценной пенсии).

Кроме того, совсем уж непонятным выглядит сохранение для «молчунов» рудиментарного хвоста в виде 2%, которые продолжат поступать на их индивидуальные накопительные счета. Если уж будущая пенсия должна зависеть от страховой части, имело бы смысл эту страховую часть максимально увеличить. Стоит напомнить, что одним из главных аргументов сторонников очередной перетряски пенсионной системы была именно невозможность накопить достаточную сумму, перечисляя по 6% от фонда оплаты труда. Так что оставшиеся 2% будут либо украшением, либо откровенным издевательством. Источник этого решения понятен. ВЭБу не с руки совсем лишаться привычной для него работы по управлению пенсионными накоплениями «молчунов». Да и правительство уже окончательно подготовило инфраструктурные облигации, основным покупателем как раз и должен был стать ВЭБ, используя для этого именно «длинные» пенсионные деньги. Захотят ли негосударственные пенсионные фонды в эти инфраструктурные облигации вкладываться — еще вопрос, а тут уже есть готовый покупатель, который к тому же будет одновременно и эмитентом. И ВЭБу, и правительству удобно. Но при чем же тут будущие пенсионеры?

Что же касается сознательных социально активных граждан, давно уже отдавших свои пенсионные накопления в НПФ или УК, — с ними дела обстоят еще хуже. С чего начиналась прошлая реформа более 10 лет назад? Правительство, озабоченное негативными демографическими тенденциями, пришло к выводу, что предстоящий из-за старения населения рост нагрузки на работника слишком велик и способен либо обрушить действовавшую тогда распределительную систему, либо стать камнем на шее всей экономики. Накопительная система, в которой работники самостоятельно копят себе на старость, была признана более перспективной. Проблема, однако, заключалась в том, что одним росчерком пера заменить распределительную систему на накопительную невозможно: кто-то должен кормить действующих пенсионеров, ничего не копивших, но исправно кормивших еще более старшие поколения. Тогда было решено осуществлять переход постепенно, в течение нескольких десятилетий плавно увеличивая накопительную составляющую, по мере естественного ухода из жизни «распределительных» поколений. Отчисления в Пенсионный фонд России поделили на три части — накопительную, страховую и базовую. Две последние части идут на выплаты нынешним пенсионерам. Со временем накопительная часть должна была расти, а страховая — снижаться. Однако никакого плавного повышения не случилось. Доля индивидуальных накоплений выросла только один раз — с 4 до 6% в 2008 году. С тех пор единый социальный налог преобразовался в страховые взносы, ставка сначала выросла с 26 до 34%, а потом снизилась до 30%. Но 6% от фонда оплаты труда так и оставались неизменными. И, видимо, такими и останутся.

В результате гордые обладатели пенсионных накоплений из 22% от фонда оплаты труда, которые их работодатели исправно отчисляют в ПФР, — на индивидуальные счета так и будут получать лишь 6%. Оставшиеся же 16% так и будут направляться в общий котел распределительной системы, из которого получать станут все, вне зависимости от того, какой выбор они сделали.

Максим Блант
http://digest.subscribe.ru/economics/money/n956337325.html