Осень

Осень

четверг, 25 октября 2012 г.

Взрослый патриотизм: заслужило ли государство любовь граждан?

  Упущенный шанс люстрации после августа 1991-го года еще долго будет сказываться на российском обществе.

 
Всегда полагал, что любовь к Родине начинается с гордости за нее. И в детстве, когда родители прикрывают все социально-бытовые проблемы, поводов для такой гордости – пруд пруди. Вспоминается прошлое: советские хоккеисты в очередной раз стали чемпионами мира, на улицах советских городов, в отличие от городов капиталистических стран, нет пробок, мы не линчуем лиц, отличающихся от нас цветом кожи. По мере взросления поводов для гордости становилось меньше, поскольку выяснялось, что государство, облачившееся в одежды Родины, не очень-то тебя любит. Тотальный дефицит с его неизменным спутником – хамством на фоне партийных заклинаний о росте благосостояния советского народа гораздо эффективнее любых вражеских голосов развенчивали миф о трогательном единстве государства и советского народа.
Увы, упущенный шанс люстрации после августа 1991-го года еще долго будет сказываться на российском обществе.
Интеграция коммунистов и силовиков в новые реалии привела к появлению очередного монструозного Франкенштейна, здоровые части которого соседствуют с теми, которые должны были быть похоронены два десятилетия назад. И один из них – это такой патриотизм, когда велено любить свое государство. Без размышлений и рассуждений, ибо не любящий государство суть его враг. Провокационным в этих условиях становится вопрос, а заслужило ли государство любовь граждан, которые проживают на подведомственной ему территории? Или ему еще надо немало потрудиться для того, чтобы им гордились жители страны?
Есть взрослые дети. И у них поводов для патриотической гордости сейчас немало. Насыщенный потребительский рынок, система потребительского кредитования, несомненное стремление власти вернуть дуализм оценок различных мировых и российских событий, четыре победы на старте отборочного цикла очередного чемпионата мира по футболу, наконец.
Но есть взрослые взрослые. И они задаются совсем не детскими вопросами. Например, можно ли быть патриотом страны, в которой значительная часть населения не доверяет основным институтам, призванным обслуживать граждан, защищать их конституционные права. Даже по данным вполне ангажированного ВЦИОМа, доля одобряющих деятельность таких ключевых структур, как правоохранительные органы и судебная система существенно ниже доли не одобряющих. В сентябре текущего года эти доли составили соответственно 37% и 30% против 47% и также 47%. Еще более неказисто в глазах россиян выглядит деятельность политических партий, которые вроде бы призваны выражать наши интересы: доля одобряющих их деятельность составила всего 29%, а не одобряющих – 45%. Понятно, что сюда входят не только так называемые оппозиционные партии, но и ЕдРо, усилия которой по построению положительного имиджа России, как и можно было предполагать заранее, не увенчались успехом. Аналогично распределились и общие оценки полугодовой деятельности российского правительства нового созыва (это уже октябрьский опрос ФОМа): отрицательных оказалось 40%, а положительных – 23%.
А отсюда – надежды на доброго батюшку-царя, точнее, на двух батюшек. Не сомневаюсь, существуй ВЦИОМ в конце XVII века, царю-мореплавателю (и плотнику) Петру Алексеевичу доверяли бы 45% опрошенных (а не доверяли бы 11%), а слабому Ивану Алексеевичу – 21% (против 7% не веривших в его способности).
Взрослые, задающие себе взрослые вопросы, идут дальше. Отвлекаясь от мира материального с его бесконечными проблемами повышения уровня доходов, реформой пенсионной системы, совершенствованием здравоохранения и образования, озадачиваются смыслом бытия, поисками нравственной опоры. И вынуждены отвечать на вопрос, можно ли быть патриотом страны, в которой лица, выбранные на роль духовных пастырей, регулярно становятся фигурантами имущественно-транспортных скандалов? С неловкими попытками их ретуширования – в прямом и переносном смысле.
А взрослые взрослые пытаются создать реальные поводы для патриотизма, в основе которого – гордость отнюдь не за государство, а за тех вменяемых людей, которые живут в этом государстве. Которых объединяют и общая радость, и общее горе. Которые организуют волонтерское движение, собирая деньги и вещи для своих соотечественников, попавших в беду. Взять тот же фонд «Подари жизнь» – благодаря благотворительным взносам физических и частных лиц на лечение тяжелобольных детей в 2012 году ежемесячно направляется в среднем почти по 56 миллионов рублей. Около 80 тысяч жертвователей ежемесячно уменьшают в этих благородных целях свой семейный или корпоративный бюджет. А какие были глаза и лица у людей, собиравших вещи на смотровой площадке Воробьевых гор для жителей Крымска! 
Таким людям патриотическое воспитание не нужно – они уже сами патриоты. Причем патриоты правильные, не трубящие о любви к своему Отечеству, а своими реальными делами стремящиеся сделать его достойным себя. Они не создают новых садящихся на бюджет мертворожденных структур, которые за наши же деньги будут заниматься подъемом упавшей нравственности и утратой традиционных ценностей. Я не прав? А если вспомнить о судьбе Росмолодежи?
Правильный патриотизм – это не любовь к государственным институтам, а любовь к ближнему. А вот правильная власть рано или поздно приложится. Если мы будем правильными патриотами. И не станем орать на каждом углу по поводу и без повода: «Россия, вперед!». Вперед она продвинется не лозунгами, а делами.

Автор: Сергей Смирнов
 http://www.novayagazeta.ru/comments/55113.html?print=1