Осень

Осень

суббота, 6 октября 2012 г.

Миф о «тиране» Саакашвили не устоял

Максим Гликин
Vedomosti.ru
03.10.2012

Такая доля грузинских избирателей проголосовала за оппозиционную коалицию Бидзины Иванишвили против партии власти, название которой нам что-то напоминает — «Единое национальное движение». В России в декабре 2011 г. 51% также проголосовали не за правящую «Единую Россию», однако власть не изменилась — ни в стране, ни в нижней палате парламента. В Грузии теперь изменится многое — и кардинально: Михаил Саакашвили уже объявил, что его партия переходит в оппозицию.
То, что в Европе обычное дело, на постсоветском пространстве кажется диковинкой. Итоги грузинских выборов потому и выглядят сенсационными, что рушат сразу несколько устойчивых мифов. Один из них — авторитарный, деспотический характер власти Саакашвили. Представлениями, что «и у них не лучше», утешались многие в России. «Тбилисским тираном» любили пугать прокремлевские политологи.
«Тиран» не смог заставить избиркомы посчитать «как надо» и объявить проигравшего победителем. Да, судя по всему, и не пытался: Саакашвили сразу после выхода экзитполов признал, что проигрывает. Кстати, «нехорошие» экзитполы показали все провластные телеканалы. Да и не могли не показать, ведь в Грузии осталось неподцензурное ТВ. Это отличие от российской ситуации также было заметно.
Впрочем, не устоял и другой миф — о всенародной любви грузин к Саакашвили, о его популярности, сравнимой с той, что была у «раннего Путина». Этот миф вроде бы подкреплялся реальными успехами — в борьбе с коррупцией (не берущая взяток полиция), организованным криминалом (изгнание воров в законе), нищетой и разрухой (хорошеющие города), армейцами-бунтовщиками, сепаратизмом, наконец, оппозицией, митинги которой до поры сошли на нет.
Предстоит еще разбираться, что из этого реальные достижения, а что плод государственной пропаганды. Но факт тот, что население, как только появилась альтернатива в виде объединившейся наконец оппозиции, проголосовало за нее. То же самое население, которое чуть менее восьми лет назад на президентских выборах дало Саакашвили 96,27% голосов. Несмотря на все успехи, ему не простили ни потерю территорий, ни огромную безработицу, ни пытки в тюрьмах. Возможно, не простили и потери темпа преобразований, былой энергии.
Что бы ни говорили о Грузии, в воскресенье выяснилось, что реальные выборы в этой стране остались. А стало быть, разочарование в политике неминуемо отразится на раскладах во власти.