Альпы

Альпы

понедельник, 12 ноября 2012 г.

1937 К 75-летию великого террора

12.11-18.11. По далеко не полным сведениям, которые удалось собрать создателям базы данных "Жертвы политического террора в СССР", из арестованных с 12 по 18 ноября осуждено 14 192 человека, из них расстреляно 6190 человек (в их числе 2334 колхозников и крестьян-единоличников и 383 священнослужителя).
13.11. По всей стране прошли заседания окружных избирательных комиссий, зарегистрировавших кандидатов в депутаты Верховного совета СССР.
13.11. Арестован председатель ревизионной комиссии Воронежского обкома ВКП(б) Ф. И. Темников. Расстрелян 13 апреля 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
13.11. Арестован 2-й секретарь Воронежского горкома ВКП(б) И. И. Язиков. Расстрелян 13 апреля 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
14.11. Арестован начальник Военно-хозяйственной академии РККА армейский комиссар 2-го ранга А. Л. Шифрес. Расстрелян 25 сентября 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
14.11. Арестован замнаркома финансов РСФСР В. Г. Долгов. Расстрелян 8 февраля 1938 года. Реабилитирован в 1957 году.
14.11. Арестован начальник Центрального врачебно-санитарного управления Наркомата путей сообщения СССР В. М. Мухин. Расстрелян 8 февраля 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
15.11. Арестован бывший редактор "Литературной газеты" А. П. Селивановский. Расстрелян 21 апреля 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
16.11. В Москве открылась выставка произведений мастеров карикатуры.
16.11. Арестован 1-й секретарь ЦК КП(б) Киргизии М. К. Аммосов. Расстрелян 28 июля 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
16.11. Арестован 2-й секретарь обкома ВКП(б) Еврейской автономной области Ш. С. Аншин. Расстрелян 13 апреля 1938 года. Реабилитирован в 1957 году.
16.11. Арестован секретарь Вологодского обкома ВКП(б) Г. А. Рябов. Расстрелян 25 апреля 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
16.11. Арестован начальник Главного таможенного управления Наркомата внешней торговли СССР А. Я. Охтин-Юров. Расстрелян 20 января 1938 года. Реабилитирован в 1956 году.
18.11. Арестован нарком внутренних дел Киргизской ССР капитан госбезопасности В. Н. Четвертаков. Расстрелян 26 февраля 1939 года. Реабилитирован в 1957 году.
Из дневника полпреда СССР в Великобритании И. М. Майского, 16 ноября 1937 года

Сегодня мы с Агнией (супруга И. М. Майского.— "Власть") были на "государственном банкете", устроенном Георгом VI в честь приехавшего на четыре дня бельгийского короля Леопольда. Банкет был как банкет. 180 человек гостей, вся королевская семья, члены правительства, послы (но не посланники) и разные именитые британские нотабли. Ели на золотых тарелках золотыми вилками и ножами. Обед, не в пример прочим английским обедам, был изготовлен вкусно (кажется, у короля повар — француз)...
После двух речей — Георга VI и Леопольда,— провозглашавших нерушимую дружбу между обоими государствами, все гости перешли в соседние залы, а нас, послов, собрали в так наз. "поклонной зале" дворца, где находились оба короля, министры и некоторые высшие придворные... Опять-таки и здесь все было, как обычно бывает на "государственных банкетах": сначала короли беседовали между собой, а послы подпирали стены в качестве дорогой "дипломатической мебели". Потом лорд Кромер и другие царедворцы забегали между гостями и стали подводить то к одному, то к другому королю "счастливцев", удостоившихся "высочайшего внимания"... Я чести, конечно, не удостоился: СССР сейчас не в моде, особенно в верхах консервативной партии. Не был приглашен пред "ясные очи" также японский посол Иосида, как-то сиротливо жавшийся по углам. Но ведь японские пушки сейчас расстреливают британский капитал и британский престиж в Китае!..
Дальше произошло следующее: на глазах у всех собравшихся, в присутствии двух королей, Черчилль круто перешел зал и, подойдя ко мне, стал крепко пожимать руку. Потом мы вступили в оживленную и длительную беседу. В середине нашего разговора к Черчиллю подошел король Георг и обратился к нему с каким-то замечанием. Впечатление было такое, что Георг, обеспокоенный непонятной близостью Черчилля к "большевистскому послу", решил "спасти" его от "московского дьявола". Я отступил несколько в сторону и ждал, что будет дальше. Черчилль закончил свою беседу с Георгом, затем вновь подошел ко мне и продолжил начатый ранее разговор со мной. Раззолоченная знать кругом была почти потрясена. О чем же говорил Черчилль?
Черчилль сразу мне заявил, что считает "антикоммунистический пакт" (антикоминтерновский пакт Германии и Японии, подписанный 25 ноября 1936 года, к которому 6 ноября 1937 года присоединилась Италия.— "Власть") направленным в первую очередь против Британской империи и лишь во вторую очередь против СССР. Этому соглашению агрессоров он придает очень большое значение — не столько в отношении настоящего момента, сколько в отношении будущего. Германия — главный враг. "Основная задача,— продолжал Черчилль,— для всех нас, стоящих на страже мира, это держаться вместе. Иначе мы погибли. Слабая Россия — величайшая опасность для дела мира и для неприкосновенности нашей Империи. Нам нужна сильная, очень сильная Россия..." — и тут Черчилль вполголоса и как бы по секрету стал спрашивать меня, что сейчас происходит в СССР? Не ослабили ли последние события нашей армии? Не поколебали ли нашей способности противостоять напору Японии и Германии?
"Позвольте мне ответить вопросом на вопрос,— начал я, и затем продолжал: — Если генерал-изменник, стоявший во главе корпуса или армии, заменяется генералом честным и надежным, что это, ослабление или усиление армии? Если директор крупного оружейного завода, занимавшийся вредительством, заменяется директором честным и надежным, что это, ослабление или усиление нашей военной индустрии?.." И далее шаг за шагом я стал разбирать столь обычные здесь в настоящее время россказни об эффекте "чистки" на общее состояние СССР.
Черчилль слушал с величайшим вниманием, впрочем, от времени до времени недоверчиво качая головой. Тем не менее, когда я кончил, он сказал: "Все это очень утешительно. Если Россия не слабеет, а наоборот, укрепляется, тогда все в порядке. Еще раз: нам всем нужна, очень нужна сильная Россия!" И затем, спустя мгновение, Черчилль прибавил: "А Троцкий — это настоящий дьявол. Сила разрушительная, не сила созидательная. Я целиком за Сталина"...
Черчилль на прощанье пожал мне руку и пригласил почаще встречаться.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc-rss/2062893