Осень

Осень

пятница, 4 мая 2012 г.

От редакции: Парад амбиций
04.05.2012, 01:20
        Вчера в Москве на Красной площади прошла третья ночная репетиция парада Победы. Для нее с 18.00 было перекрыто несколько важных в транспортном отношении улиц и площадей.
Эти риски автолюбители и транспортные предприятия стали учитывать с утра, поэтому пробки в столице были сильнее обычного весь день. Хорошо еще, что между праздниками многие граждане уезжают отдыхать, первая тренировка 26 апреля вызвала полный ступор в центре Москвы, вторая пришлась на 1 мая. Дневная генеральная репетиция пройдет 6 мая — хорошо, что это также будет выходной.
Репетиции парада занимают много времени и места. Пока военные и техника тренируются слаженно проходить по Красной площади, в пробках стоят тысячи машин с георгиевскими ленточками и наклейками «Спасибо деду за Победу». Парад вместе со всеми репетициями, безусловно, стоит больших денег, и всегда возникает вопрос: не лучше ли было бы потратить их на квартиры ветеранам? Несмотря на то что ветеранов становится все меньше, многие из них по-прежнему стоят в очереди на обещанное улучшение жилищных условий. А праздник можно провести как-нибудь по-другому, без бряцания оружием (праздновали же мы без парадов с 1991 до 1995 г. и потом до 2008 г. без военной техники на Красной площади — разве это как-то умаляло День Победы?).
Проблема в том, что военные парады стали важной частью идеологической системы российской власти при Владимире Путине.
Для поздней советской власти в праздновании 9 мая было важно эксплуатировать лозунг «Лишь бы не было войны» — память об ужасах войны была у населения такой яркой, что перебивала все остальные потребности. Необходимым дополнением этой идеологемы был лозунг: «Красная армия всех сильней»; врагов много, но мы способны защитить Родину. Отсюда постоянные демонстрации оружия.
Сейчас вроде бы лозунг «Лишь бы не было войны» устарел, но вторая часть — про врагов и защиту страны — сохраняется и постоянно поддерживается силами пропаганды.
Военный парад в День Победы занимает в этой пропаганде важное место, он должен демонстрировать сохранение величия державы, имперских амбиций. Понимается это несколько старомодно, прежде всего в терминах защиты территории и готовности воевать. Имперскость всегда связана с территориями, защитой границ, предателями и изменниками родины, жертвами ради Родины-матери и т. п.
Война в общественном сознании также занимает большое место, российский патриотизм никогда не связан с мирным временем, говорит культуролог Даниил Дондурей: все патриотические фильмы у нас про войну, и в России не будет считаться патриоткой мать-одиночка с двумя детьми, открывшая свой бизнес и противостоящая рейдерам. Можно сказать, что российский патриотизм преимущественно негативный (бороться с врагом), чем позитивный (строить страну). Такая идеологическая система ориентирована скорее на смерть, чем на жизнь, скорее на прошлое, чем на современность. Такие установки мешают развитию, но вряд ли это всерьез оценивается их приверженцами.
Но эта система вполне работает — благодаря контролю властей над телевидением — и будет работать еще долго. По данным свежего опроса фонда «Общественное мнение», 78% россиян собираются смотреть трансляцию парада на Красной площади. Правда, в прошлом году социологам «Левада-центра» сказали, что будут смотреть, 79% опрошенных, а потом, что посмотрели, — 65%. Но это все равно много.
Впрочем, российские граждане, судя по опросам, все-таки не считают главным критерием величия державы могучую армию. На первом месте в списке пожеланий для них высокоразвитая экономика, на втором — высокий уровень благосостояния и только потом армия. Более того, отношение к главному, судя по пропаганде, врагу — США — в последние годы характеризуется все большим безразличием (по данным опросов ФОМ, с 2005 по 2012 г. этот показатель вырос с 50 до 66%, доли тех, кто относится к Америке плохо или хорошо, упали до 15 и 13%).
Милитаризация образа власти уже не действует безотказно. Да, на митинге в поддержку Путина на Поклонной горе было много людей, искренне считающих, что безопасности страны угрожают извне, но много было и тех, кто воспринимает этот лозунг как политическую игру.