Река мост берёзы

Река мост берёзы

четверг, 1 августа 2013 г.

Как и от чего планируется очистить российский интернет

Цензура может быть не только политическим заказом, но и выгодным бизнесом

Vedomosti.ru

31.07.2013

Эта публикация основана на статье «От редакции: Кнут и провод» из газеты «Ведомости» от 31.07.2013, №136 (3398).

Стремление государства и примкнувших к нему активистов очистить интернет от «плохого» содержания не ослабевает. Накануне вступления в силу антипиратского закона, позволяющего блокировать сайты за ссылку на нелицензионное видео, депутаты обсуждали со специалистами на круглом столе «Как избежать нецензурной брани в сети интернет: саморегулирование или правовые ограничения?» способы очистки рунета и социальных сетей от мата. Пока инициатива не воплотилась в законопроект. Тем не менее настойчивое желание парламентариев и некоторых лоббистов расширить запретные зоны в интернете заставляет ожидать продолжения наступления на сеть.

В отличие от антипиратского закона речь о досудебной блокировке сайтов пока не идет. Фильтрация нежелательного контента — доступный и возможный вариант. Другое дело, что фильтр китайского образца, где сообщения с запрещенными словами и выражениями вычищаются на серверах главных провайдеров, возможна, но затруднительна. Особенности русского словообразования, его большая вариативность усложняют создание и обновление программы, знающей все варианты слов из черного списка, даже если речь идет только об обсценной лексике. Тем не менее разработка подобных фильтров возможна: по мнению экспертов, запрещенные слова можно вымарывать или «запикивать», заменяя отдельные буквы точками или значками. Если речь идет о мате и иной ненормативной лексике, то эффект от фильтрации ограничен: читатели отлично поймут, что имел в виду автор, кроме того, они сами могут использовать различные эвфемизмы. Впрочем, как отмечают специалисты, любая программа для отсеивания нежелательного содержания сети, установленная без соглашения с потребителем интернета, создает возможности для сетевой цензуры.

Никто не помешает заказчикам технического задания на программу-фильтр потренировать разработчиков на матерщине, а затем попросить их разработать словарь опасных для государства слов и выражений.

Кроме того, это даст властям возможность чаще ограничивать доступ к неугодным сайтам, поручая сетевым помощникам вывешивать на них нецензурные или провокационные комментарии.

Цензура может стать не только политическим заказом, но и выгодным бизнесом. Сейчас сам пользователь решает, какие фильтры и контролеры интернета ему установить. Лоббисты белых списков — т. е. полностью контролируемого интернета — добиваются того, чтобы провайдеры устанавливали фильтры по умолчанию, а пользователи должны были бы специально просить о доступе ко всему интернету. Массовое распространение фильтров в потребительском пакете может существенно увеличить доход разработчиков профильного ПО. Заодно можно продавать лицензии на чтение запрещенных или серых сайтов и обязать провайдеров сообщать спецслужбам об «отказниках». В Китае, к слову, список запрещенных выражений опубликован на официальных сайтах, а программу можно установить бесплатно.

Как утверждают специалисты интернет-отрасли, прекратить доступ к популярным социальным сетям или поисковикам извне из-за одного нецензурного слова невозможно — они действуют по иным протоколам, чем программы-фильтры. Последние не смогут выделить нежелательный контент в зашифрованном наборе цифр и букв.

Опубликовано по адресу: www.vedomosti.ru/newsline/news/14749401/knut-i-provod