Осень

Осень

суббота, 27 июня 2015 г.

Старейшина российской политики

26 июня 2015, 19:24   |   Политика   |   Павел Святенков

Политолог Павел Святенков — об институте «политических старцев» и месте Евгения Примакова в жизни государства

Скончался Евгений Максимович Примаков — человек-эпоха, успевший побывать кандидатом в члены политбюро ЦК КПСС, председателем Совета Союза Верховного Совета СССР. В годы правления Бориса Ельцина Примаков последовательно занимал посты директора Службы внешней разведки, министра иностранных дел, председателя правительства России. В какой-то момент рассматривался даже в качестве преемника первого президента России. В 2001 году Евгений Примаков стал председателем Торгово-промышленной палаты, во главе которой находился 10 лет. И хотя в последние годы он пребывал на пенсии, его слово было по-прежнему весомо во властных кабинетах.

В эти печальные дни Евгения Примакова несомненно будут вспоминать как выдающегося востоковеда, дипломата, журналиста и разведчика. Вспомнят знаменитый «разворот самолета над Атлантикой» — решение Евгения Примакова вернуться в Москву и отказаться от визита в США, принятое после получения информации о начале американских бомбардировок Югославии. Вспомнят, что правительство Примакова обеспечило восстановление экономики страны после дефолта 1998 года.

Однако истинная роль Евгения Примакова была уникальной. Он был старейшиной российской государственной системы. Для прочих государств наличие неформального института отставных, но сохраняющих влияние политиков, пользующихся всеобщим уважением и могущих при необходимости подкорректировать курс страны, дать мудрый совет действующему руководству, является обычным делом.

Архитектор китайских реформ Дэн Сяопин создал в 1980-е годы Центральную комиссию партийных советников, в которую вошли вышедшие в отставку, но сохраняющие влияние партийные ветераны. Сам Дэн Сяопин был «ветераном номер 1». Влияние неформального института партийных старейшин чувствуется в Китае до сих пор. Недаром на прошедшем в 2012 году съезде КПК ключевую роль играл бывший председатель КНР Цзян Цзэминь.

Можно сказать, что Китай — государство недемократическое, что нам его обычаи. Однако значительным влиянием в Соединенных Штатах пользовались после отставки такие фигуры, как бывший президент Ричард Никсон. А отставной госсекретарь Генри Киссинджер и по сей день обладает существенным влиянием на руководство США, хотя формально покинул высший дипломатический пост в далеком 1977 году.

Для Советского Союза наличие неформального «совета старейшин» было делом немыслимым. Напротив, ушедшие на пенсию члены политбюро считались за прокаженных, с ними никогда не советовались и стремились изолировать. Один бывший инструктор ЦК КПСС рассказывал, как понял, что Советский Союз близок к краху, когда в здании ЦК в дни августовского путча появились отставные члены политбюро. «Ну и что, — спрашивал я. — Наверное, с ними хотели посоветоваться». «Нет, — отвечал инструктор. — С аппаратной точки зрения это выглядело как «восстание мертвых».

Евгений Примаков был одним из немногих политиков постсоветской России, кому удалось сохранить влияние после отставки. Больше того, к нему относились с уважением даже политические противники. Это и есть необходимое свойство старейшины.

Зачем он нужен, этот институт политических старейшин с их советами, спросите вы. В современном мире политики меняются на выборах. Но выборы порождают временщиков, людей, ориентированных только на переизбрание, а в дальнейшем — на привольную жизнь на «дивиденды», полученные от участия в политике.

Поэтому в Древнем Риме был сенат, состоящий из старейших государственных деятелей, побывавших в должности консула или претора, в обязанности которого входило корректировать политику выборных должностных лиц. Поэтому в Британии до сих пор существует палата лордов, обязанности которой, в сущности, те же самые — смягчать ошибки выборной палаты общин и одновременно служить «клубом выдающихся джентльменов», куда после отставки сочтет за честь быть назначенным любой министр.

Старейшина — это человек, связанный с государством всей своей жизнью и карьерой, но карьеру закончивший и могущий бескорыстно действовать в интересах государства. Таким человеком и был Евгений Примаков. К его слову прислушивались и дипломаты, и академики, и сам президент.

С его уходом место патриарха российской политики становится вакантным. Современное общество устроено так, что сам институт старейшин постепенно размывается. А выборные политики, лишившись возможности советоваться с более опытными предшественниками, совершают ошибки.

Отечественной власти следовало бы задуматься о создании российской палаты лордов.

В современной Италии президент имеет право назначить пять пожизненных сенаторов за исключительные заслуги перед государством и обществом. Аналогичные положения существуют в законодательстве многих других стран.

Ныне действующая Конституция России предусматривает слабое подобие института пожизненных сенаторов — назначаемых президентом РФ членов Совета Федерации, которые не могут быть освобождены от должности в течение первого срока президентских полномочий. Но даже это положение Конституции пока не действует. А если бы оно действовало, Евгений Примаков был бы первым кандидатом на подобный пост.

Пока же уход Евгения Примакова оставляет пустоту. «Таких людей больше не делают». Остается только снять шапку и сказать: «До свидания, Евгений Максимович».

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/588202#ixzz3eELhpgGm