Осень

Осень

четверг, 29 марта 2012 г.

«Универсальный инструмент»

Антиэкстремистские законы позволяют сегодня преследовать «за что угодно и кого угодно»

АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА

 

Вчера Совет Федерации одобрил президентский закон о запрете осужденным за экстремизм и даже обвиняемым в этом преступлении работать с детьми. Эксперты из центра «Сова» одобряют данный закон, но отмечают, что вынесенные по этим статьям в России приговоры часто бывают неправомерными. С подобной проблемой в минувшем году уже сталкивались школы, библиотеки и провайдеры. Исследователи уверены: если государство хочет эффективно бороться именно с экстремистами, необходимо вносить поправки в закон.

Информационно-аналитический центр «Сова» опубликовал вчера доклад, где анализируются случаи неправомерного применения «антиэкстремистских» статей Уголовного кодекса: статьи 280 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Результаты исследования, по мнению докладчика, директора «Совы» Александра Верховского, показывают, что «происходит расползание угрозы». «Антиэкстемисткое законодательство является универсальным репрессивным инструментом, – говорит г-н Верховский. – Можно преследовать почти за что угодно и кого угодно. Этот инструмент оказался настолько прекрасен для фальсификации обвинений, что им пользуются все шире и шире».

Иллюстрацией того, что под видом борьбы с экстремизмом можно решить любые, даже бытовые проблемы, стало недавнее дело в Республике Татарстан. В минувший вторник верховный суд Татарстана отменил предостережение, вынесенное жителю республики прокуратурой о недопустимости экстремистской деятельности. История началась с того, что женщина подала заявление на своего бывшего мужа, где написала, что он читает запрещенную литературу и этим может нанести вред их общему ребенку. Как выяснилось позже, спор возник в связи с тем, что подозреваемый в экстремизме человек обратился в суд для установления режима общения со своим ребенком после развода. А его бывшей жене брат, работающий в центре по противодействию экстремизма, посоветовал, воспользовавшись таким способом, разрешить семейный конфликт.

«По сравнению с прошлым годом стало не так плохо, – говорит Александр Верховский. – В меньшей степени от неправомерного экстремизма страдали СМИ, но больше Интернет».

В 2011-м прессингу подвергались интернет-сайты и предоставляющие к ним доступ школы, библиотеки и провайдеры. По закону всем им вменяется в обязанность блокировать «экстремистский контент», на что у библиотек и школ не хватает ни кадров, ни
денег. По данным «Совы», с середины 2008 года до конца 2010-го было зарегистрировано не менее 170 случаев неправомерных санкций в отношении руководства библиотек, а за 2011-й – более 138. Хотя больше всего от антиэкстремистского законодательства страдают последователи нетрадиционных религиозных течений, чуть меньше политические и гражданские активисты. По отношению к ним гораздо меньше уголовных приговоров, зато больше административных преследований.

«Пока нормы закона не будут исправлены, ситуация будет становиться все хуже и хуже», – заявил «НИ» г-н Верховский. Совет по правам человека подготовил проект реформ «экстремистских статей», но все
предложения администрацией президента были признаны неправильными. По мнению эксперта, для того чтобы закон действовал верно, необходимо «обозначить, что экстремистская деятельность – это только призыв к насилию, а все остальное из закона убрать». «Также нужно отказаться от списка запрещенных книг, – продолжает наш собеседник. – В европейских странах таких списков не составляют, так как понимают, что это занятие бессмысленное. Перечень запрещенной литературы не работает, потому что любую книгу можно переиздать с другой обложкой, и тогда ее читатель уже не будет подпадать под преследование».

Есть и положительные тенденции. Например, наблюдается заметное снижение числа насильственных преступлений, совершенных по мотиву ненависти. В 2008 году по этим мотивам были убиты 116 человек, в 2011 году – 23, – добавляет «НИ» Александр Верховский. – Эти цифры отражают статистику вынесенных приговоров, где суд определил, что именно национальная рознь стала причиной преступления». По мнению эксперта, убивать стали меньше потому, что эти преступления расследуются с особым пристрастием.

 

http://www.newizv.ru/politics/2012-03-29/161411-universalnyj-instrument.html

 

 

--
TarasovSlawik