Осень

Осень

среда, 12 августа 2015 г.

Паранойя

11 августа 2015, 15:57   |   Политика   |   Максим Кононенко

Журналист Максим Кононенко — о том, что заставляет государства надевать шапочку из фольги и «прятаться в домике»

Безопасности украинского государства многое угрожает. Ему угрожают певица Валерия и экономист Михаил Хазин. Ему угрожают сериал «Физрук», кинокартина «Горько!» и мультфильм «Паровозик Тишка». Теперь вот безопасности Украины стали угрожать книги Эдуарда Лимонова и Натальи Нарочницкой.

А также, например, тексты конспиролога Юрия Мухина, сидящего в русской тюрьме по обвинению в «расшатывании политической обстановки в сторону нестабильности и смене существующей власти нелегальным путем». Российской власти, а не украинской, если кто-то не понял.

Причины возникновения паранойи, как и других эндогенных психопатологических расстройств, науке пока неизвестны. Однако мы тут не на симпозиуме и вполне можем предположить, что страх перед всем, что тебя окружает, и желание надеть шапочку из фольги возникают от неуверенности. От неуверенности в том, что всё правильно.

Уверенность — это важнейший из признаков правоты. Если ты прав — ты уверен. Если ты не уверен — то ты, возможно, не прав.

И эта максима, разумеется, касается не только наших братьев из Малороссии. Она касается и нас тоже.

Ведь мы же правы в сложившейся ситуации, правда? А если мы правы, то нашим ответам несправедливому по отношению к нам миру должно было бы стать ледяное презрение.

Не запрет на импорт продуктов питания. Не составление списков тех, кому запрещен въезд. Не странные заявления федеральных политиков в официальных газетах о том, что грядет трибунал над Америкой. А одно только ледяное презрение, сопровождающееся усилением военной активности в рамках международных законов. Это и был бы тот самый «асимметричный ответ», который нам обещают годами, а вместо этого отвечают всегда симметрично.

То же самое, но в гораздо большей степени, касается Украины. Ведь если ты чувствуешь, что ты прав в своем стремлении влиться в семью европейских народов, никакая певица Валерия не сможет остановить тебя на этом пути. Если ты чувствуешь, что народ поддерживает свершившуюся революцию и тех, кто взял на себя ответственность спасти страну от надвигающейся катастрофы, вряд ли народ сможет быть переубежден мультфильмом про паровозик. И если ты уверен в своей экономической политике, а население поддерживает тебя готовностью затянуть пояса, то Михаил Хазин со своими Ротшильдами вряд ли сможет помешать неизбежному процветанию.

Но нет, ты не уверен в себе. Тебе кажется, что всё вот-вот рухнет, что революция держится на честном слове посла США, а каждый второй человек в коридорах на Банковой — агент ФСБ. И тогда ты огораживаешся от этих агентов. Ты надеваешь шапочку из фольги и прячешься в домике. И изо всех сил стараешься не пустить в этот домик чужой паровозик. Потому что этот паровозик не простой, а бронированный. И у топки его стоит освещенный адским пламенем матрос Железняк.

Но паровозику-то тоже не по себе! Паровозик-то знает, что у его топки стоит революционный матрос! И паровозик пишет заяву, и матроса на дальней станции принимают и арестовывают за расшатывание политической обстановки в сторону нестабильности. А на его место к топке встанет не менее страшный, но благонадежный физрук.

А теперь попробуйте представить себе психиатра, который наблюдает, как две огромные страны, находящиеся в состоянии жесточайшего социально-политического противостояния, одновременно борются с одним и тем же историческим шарлатаном Мухиным, место которому, разумеется, не в застенке и не в списках запрещенной литературы, а в передаче Comedy Club. Что прикажете думать этому психиатру?

«Чума на оба ваших дома» — вот что сказал бы такой психиатр. И сам от греха подальше напялил бы на себя шапочку из фольги.

Я даже не буду повторять здесь банальности о том, что бороться с мыслью (а любое печатное слово есть зафиксированная буквами мысль) — это пошлятина. Не стану напоминать про статью 15 Конституции Украины, где сказано: «Цензура запрещена». А составление списка запрещенных книг без решения суда это, безусловно, цензура.

Суровое время, родина в опасности, в одиночку защищает весь мир от ядерной сверхдержавы — всё это понятно. Но как, как, скажите мне, можно всерьез, на уровне государства (!) бороться с книгой, которая называется «Кровавые преступления бандеровской хунты»?! Ну это же всё равно, как если бы мы тут сейчас запрещали ввоз в Россию книги профессора Валерия Бебика «Конец русского мифа: А.С. Пушкин — еврей!». К этому просто невозможно относиться серьезно. Об этом просто невозможно дискутировать без ухмылок, ерничанья и, конечно, глумления.

Однако украинское государство с такими книгами борется. Борется со звериной серьезностью. И вот-вот начнет сжигать подобные книги публично, в качестве симметричного ответа на российскую федеральную целевую программу «Гори, гори, мой пармезан».

В подобной обстановке хочется пожелать всем нам, кто еще без фольги на голове, простого спокойствия. Паранойя — это не самостоятельное психическое заболевание. Это симптом. И она непременно должна пройти при избавлении от основного заболевания.

А основное заболевание обязательно однажды закончится. Ведь теперь уже мало кто помнит, что после блистательной победы «оранжевой революции» на Украине тоже составляли разные списки.

Но всё изменилось.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/589833#ixzz3iZ3Sek1q