Река мост берёзы

Река мост берёзы

суббота, 25 апреля 2015 г.

Памяти друга

24 апреля 2015, 19:16   |   Политика   |   Олег Бондаренко   |

Политолог Олег Бондаренко — на смерть Олеся Бузины

Спустя неделю после циничного убийства среди бела дня в центральном районе Киева самого читаемого украинского писателя Олеся Бузины попробуем подвести предварительные итоги. Сложно избежать субъективности — мы дружили с Олесем более 7 лет, — но он сам очень любил искать правду. И всегда ее находил.

Его убийство, без сомнений политическое, шокировало всех нас, его соратников, единомышленников и друзей. Собственно, главная цель расстрела Олеся заключалась именно в этом — заставить замолчать тех, кто еще не боится жить в Киеве и при этом иметь мнение, отличное от позиции новой власти.

Олесь всегда ценил киевский воздух свободы. И каждый раз, несмотря на настойчивые уговоры друзей, именно за его очередным глотком он возвращался в Киев. Но, увы, не заметил или не придал значения тому, что свобода в любимом городе закончилась. И был убит.

Теперь за глотками свободы киевляне (настоящие, а не те, о ком вы подумали) стали ездить в Москву. И после убийства Олеся их поток резко возрос. Сразу три известных журналиста за эту неделю переехали в Москву из Киева. Здесь их уже встречала сформировавшаяся немалочисленная киевская диаспора. Проблема только в том, что помнящих родство киевлян в булгаковском Городе осталось совсем немного.

В октябре 2012-го, когда на Украине были последние свободные выборы, Олесь решил пойти в депутаты по своему родному округу, в котором родился и прожил всю жизнь. Тогда он, не имея никакого финансирования, набрал почти 10% голосов. Это были те самые 10% оставшихся коренных киевлян. Однако в личных беседах рассказывал, что на самом деле за него проголосовало еще больше жителей и только махинации правящей на тот момент Партии регионов не позволили ему попасть в парламент.

Кстати, с властью он никогда не дружил. Помнится, я грешным делом подбивал его сразу после победы Януковича на президентских выборах 2010-го написать о нем книгу. Он тогда лукаво улыбнулся своей фирменной белогвардейской улыбкой и сказал, что ему это неинтересно.

Также не бежал Олесь и за длинным рублем — однажды на моих глазах отказался от крайне заманчивого предложения поработать с известнейшим оскароносным режиссером в части написания сценария для фильма, сославшись на то, что не видит себя в этом проекте.

Очень скромный, почти аскетичный образ жизни, который вел Олесь, объяснялся его исключительной, неудержимой любовью к дореволюционной эпохе и собственными представлениями о том, каким должен быть современный писатель. Рожденный в 1969-м, он обожал ХIХ век, Российскую и Австро-венгерскую империи и их обитателей. У него дома была коллекция орденов армий обеих империй, шпаги и офицерская форма. Он был сам офицером булгаковской империи.

Олесь очень любил Киев. Тот, что мать городов русских. Как-то раз он проводил меня маршрутом Алексея Турбина, бежавшего от петлюровцев по Владимирской и далее вниз на родной Андреевский спуск. Показал то место, где, по его прикидкам, петлюровцы заприметили офицерскую фуражку Турбина и где потом его настигла пуля. Земляк Бузины Булгаков дал шанс своему герою, спас его от смерти, спрятав в киевских переулках от преследователей.

Пять пуль, выпущенные в спину Олеся, не оставляли никакого шанса наследнику Булгакова. И тогда, в 1918-м, петлюровцы, и теперь, в 2015-м, бандеровцы продолжают стрелять в спины тех, кто несет в себе дух настоящего Киева. Города, что так любили два писателя. Булгаков и Бузина.

Человек с высокой внутренней свободой, прекрасно знавший историю, он часто высмеивал невежество и ханжество, царящее повсеместно. Гордо именующий себя малороссом («Воскрешение Малороссии»), любящий эпатировать невежественных земляков («Вурдалак Тарас Шевченко»), Олесь, увы, был ими не понят. Несмотря на это, он их всё равно любил.  

В тяжелые февральские дни 2014-го, когда наемные снайперы по заказу евромайданной оппозиции расстреливали протестантов вперемежку с «Беркутом», частый гость моих программ на радио «Голос России» в Киеве и Москве, Олесь весь часовой эфир превратил в обращение-мольбу к своим соотечественникам не убивать друг друга. Что характерно, обращение это он адресовал на украинском языке.

Имперец-филантроп — таким останется он в памяти своих друзей. Наследие Бузины — восемь опубликованных книг, десятки его собственных исторических программ на киевском ТВ, сотни и тысячи статей и интервью — теперь достались его недостойным современникам. Что делать теперь со всем этим? Изучать, дорожить и учить новые поколения украинцев на творчестве Бузины. Именно для этого нужно теперь создать Фонд независимой публицистики имени Олеся Бузины, который бы издавал и популяризировал книги Олеся, защищал преследуемых журналистов, поощрял наличие альтернативной точки зрения в фашизирующемся украинском обществе и поддерживал тех смельчаков, кто все равно будет говорить в Киеве правду. Даже если за нее убивают.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/585868#ixzz3YI7rCAZZ