Река мост берёзы

Река мост берёзы

четверг, 9 января 2014 г.

Мне стыдно

Срочное сообщение. Представители крупнейших национальных телеканалов провели совместную пресс-конференцию, на которой заявили, что они приняли коллективное решение — не ограничиваться отменой юмористических программ, а отказаться от трансляции в новогоднюю ночь всех развлекательных передач. Вместо заготовленных заранее шоу, российские телезрители увидят по всем каналам единый новогодний телемарафон солидарности.
«Не волнуйтесь. Поздравления, песни и даже танцы — все это на ваших экранах будет, но с учетом той трагедии, которую мы все вместе пережили, - заявили на пресс-конференции. - Пусть участники телемарафона сами найдут нужные слова и ноты, чтобы выразить свою боль. Режиссура будет минимальной». Ведущие артисты страны уже заявили, что отменяют свои частные выступления в новогоднюю ночь, чтобы быть в этот важный момент вместе со своей страной в прямом эфире.
Участники пресс-конференции подчеркнули, что это их собственный выбор, не продиктованный никаким политическим давлением. С этим согласились представители всех телеканалов. Рекламодатели уже заявили, что пересматривать свои новогодние контракты не намерены. Большинство артистов, сорвавших свои выступления, утверждают, что нашли взаимопонимание с заказчиками и те не стали выставлять им неустойку.
Красиво, да? Но помечтали и хватит. Не было никакой пресс-конференции и не будет. Все как обычно: голубой огонек, искусственный снег, фанерный звук, ботоксные лица, силиконовые груди, гиалуроновые губки, половецкие пляски псевдоэлит. Ну, может, вмонтируют секунд на тридцать драгоценного эфирного времени печальный монолог ведущего на тему «мы скорбим, но жизнь продолжается». А может, и не вмонтируют. Война войной, а дискотека по расписанию.
Но я не телекритик. Оставим в покое телевидение — балаган есть балаган. Это лишь частный случай того явления, которое я смертельно устал наблюдать. Каждый раз, когда в России случается массовая трагедия, ей вдогонку страну сотрясает такая ударная волна позора, что от стыда хочется зарыться в землю саперной лопаткой.
Тревожное злорадство с одной стороны («Ура, прогнивший режим в очередной раз доказал свою несостоятельность!») и гражданский аутизм с другой («Верните КВН! Почему все взрывается именно перед КВН?!») заливают страну ядовитым напалмом. Вопрос, какая из этих двух реакций хуже, не тот вопрос, на который стоит искать ответ. Хуже оба. Но с равнодушных потребителей спрос минимальный. Они ни на что не претендуют. Спрос с тех, кто в обойме, кто в активе. Кто влияет на умы, кто участвует в принятии решений, кто еще вчера управлял страной, а, может, будет ею управлять завтра.
Ребята, вы в своем уме?! Точно? Вы уверены?! Вот еще раз перечитайте, что вы тут понаписали. Попытайтесь транскрибировать эти высказывания на аналогичные ситуации в других, не столь свободных государствах, как наше. И ответьте себе честно на вопрос: что осталось бы от вашей карьеры и репутации, допусти вы такое в США, Германии, Израиле, Японии.
«Второй взрыв в Волгограде. И еще один — в Пятигорске. Олимпиада шагает по стране. А что: тоже огонь и тоже люди-факелоносцы...».
«На вокзалах не геи себя взрывают, а поборники традиционных ценностей и духовных скреп. Потому что нет ничего страшней и опасней этих самых ценностей и скреп».
"Самое главное и самое страшное - испортили новый год всей стране".
Я специально не называю авторов, хотя все они люди известные. И это люди не только из рядов «прогрессивной общественности». Гранитный камушек в груди — он либо есть, либо его нет, и политические взгляды тут значения не имеют. С цинизмом вырвавшихся из таких сердец изречений может потягаться лишь уровень некомпетентности советов, как победить терроризм. Мне это напоминает то, как мы болеем на наших стадионах. На каждое «красавчик!» с десяток «козлов» и «уродов». Однажды я оказался на футбольном матче вместе с корейцами. Удар по воротам — бурные аплодисменты. Удар мимо ворот — бурные аплодисменты. Удар ногой мимо меча — бурные аплодисменты.
Вот еще одна цитата. Это мой коллега, журналист Илья Переседов:
«В такие дни для меня совершенно очевидным становится, насколько плохо, что мы лишены культуры и навыка публичного опыта веры. Потому что, когда случается Беда, массово раздаются голоса - гневные, рассерженные, разоблачительные. Но по сути - это всего лишь квохот встревоженных куриц. Я знаю, что в истории люди справлялись с бедами, только когда находили в себе силы объединиться. Либо в молитвенном трауре, либо в совместном труде. И, если честно, мысль о том, что жителей страны в такие минуты можно делить на Мы и Они - власть и все остальные, кажется мне даже кощунственной». Конец цитаты.
Да, я и сам понимаю, что любой теракт — провал спецслужб, что рамки на вокзалах — лишь последний рубеж обороны, что агентурная работа налажена плохо, что борцы с экстремизмом подменяют реальную работу травлей сетевых дурачков. Но вместе с тем критика уровня «а давайте-ка срочно введем в стране полнейшую демократию, и тогда нас перестанут взрывать» - меня тоже не устраивает.
А главное — мне кажется, что даже в наших идеологических джунглях в такие дни все-таки должно соблюдаться «водяное перемирие». Неужели непонятно, почему?!
Мне стыдно и больно видеть умных, порядочных, чистосердечных людей, которые утонули в ненависти к собственной стране. И хватит уже о том, что любить-то мы любим, но «странной любовью» что наша ненависть — подлинная форма службы отечеству. Лермонтов был хороший поэт и честный офицер, но любить он не умел — так бывает.
Я устал жить в государстве без нации. А нация начинается не с истерик. Нация начинается с опыта солидарных действий. Или хотя бы — солидарных чувств. Критика властей (критика, а не ругань!) — все это необходимо. Но когда ты узнаешь о трагической гибели десятков своих соотечественников, первая реакция должна быть другой — сострадание. И первая мысль должна быть другой — что я могу сделать?! Мы не можем прямо сейчас взять и переделать наше государство, тем более, что государство — это мы сами. Единственное, что мы можем по-настоящему — это разучиться ненавидеть. И у нас потихоньку получается. Миллионы людей в эти дни плакали, сотни тысяч молились об упокоении невинно убиенных, тысячи сдавали кровь, собирали деньги в помощь пострадавшим, подвозили парализованных страхом жителей Волгограда на собственных машинах. Эпоха гранитных камушков неумолимо заканчивается и скоро закончится совсем. Дай Бог, чтобы в новом году мы ощущали это в общей радости, а не в общей скорби.
СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий

http://digest.subscribe.ru/economics/society/n1386459664.html