Альпы

Альпы

понедельник, 24 ноября 2014 г.

Полигон смерти

Коммунистический террор в Крыму в 1917-1921 годы

Дмитрий Соколов

Продолжение

  Особой непримиримостью к “врагам революции” прославился отряд Семёна Шмакова. В ночь на 24 февраля 1918 года “шмаковцы” расстреляли в Симферополе 170 человек.

  Разграблены и осквернены многие церкви и храмы. Сильному оружейному и пушечному огню подвергся кафедральный Александро-Невский собор. В день взятия Симферополя, 14 января 1918 года, матросы провели обыск у архиепископа Симферопольского Димитрия: “Всё взламывалось и вскрывалось. В архирейскую церковь бандиты шли с папиросами в зубах, в шапках, штыком прокололи жертвенник и престол. В храме духовного училища взломали жертвенник. Епархиальный свечной завод был разгромлен, вино выпито и вылито. Всего убытка причинено более чем на млн рублей”.

  Как и в других городах, имущее население крымской столицы обкладывалось денежной контрибуцией, а находившиеся в собственности частных лиц предприятия были национализированы. Помимо национализации предприятий, мероприятия режима большевиков включали реквизицию домов “буржуазии”. В связи с отделением церкви от государства, был прекращён отпуск средств на содержание культовых сооружений, а с 1 марта 1918 года  - священнослужителей.

Керчь – ни капли крови

  Единственным крупным крымским городом избежавшим ужасов массовых казней, стала Керчь. В начале января 1918 года в керченский порт из Севастополя прибыл военный корабль “Аю-Даг”, команда, которого, находилась под влиянием большевиков. Совместно с прибывшими в город матросами-черноморцами местный партийный комитет РСДРП(б) организовал революционный штаб, начал формирование красногвардейских отрядов. 4 января на пятитысячном митинге была принята резолюция о полном доверии ВЦИК к Совнаркому. Участники митинга постановили образовать революционный комитет из представителей рабочих, солдат, матросов и крестьян, и передать всю полноту власти в руки Керченского Совета. В ночь на 6 января 1918 года красногвардейские отряды заняли почту, телеграф, вокзал, тюрьму и здание городской управы. Председателем вновьизбранного Совета стал большевик Сергей Шевяков.

  Однако, несмотря на столь обещающее начало, дальнейшего “углубления революции” не случилось по причине того, что в числе возглавлявших местную власть оказался политэмигрант-возвращенец Михаил Кристи, который являлся противником кровопролития.

  Во всём остальном Крыму, после падения Симферополя, “воцарился большевизм в самой жестокой, разбойничье-кровожадной форме, основанной на диком произволе местный властей, не поставленных, хотя бы и большевистским, но, всё же, правительством, а выдвинутых толпой, как наиболее жестоких, безжалостных и наглых людей. Во всех городах лилась кровь, свирепствовали банды матросов, шёл повальный грабёж, словом, создалась та, совершенно кошмарная обстановка потока и разграбления, когда обыватель стал объектом перманентного грабежа”.

Продолжение следует