Вечерняя Москва

Вечерняя Москва

понедельник, 12 сентября 2011 г.

Аркадий Пригожин: Лидер — вождь — клан

Все в российской истории случается неожиданно. Статус-кво кажется вечным, но меняется мгновенно. Именно поэтому задаться вопросами о будущем стоит именно сейчас, когда видимых причин для потрясений нет. Насколько жизнеспособны альтернативы существующей системе? Что и как менять, когда в неведомый пока час икс возможности для политических перемен вдруг появятся?

Есть такое историческое поверье: в России с ХХ в. якобы чередуются двенадцатилетия. Стоит начать отсчет с 1905 г. — и будут появляться роковые даты.

Но вот завершается очередная двенадцатилетка. Вполне именная. Путинская дюжина. Чем запомнится?

Главное — упразднена республика. Исполнительная власть подчинила законодательную, судебную и стала единственной. Даже президентская под ней. Фактическая смена государственного строя проведена без военного переворота или революции. А как?

Во-первых, вождизм. Это испытанное средство заработало довольно быстро. Едва ли не всеобщее доверие, поддержка первых лет сложились не только благодаря положительному контрасту с иссякнувшим предшественником, но и под впечатлением от сильной личности — умной, открытой, деятельной. А тексты! Диктатура закона, отделить чиновников от бизнеса, равноудаленность олигархов… Такого ждали. Получился задел, аванс. Почему через три года произошел поворот? То ли по принципу«чем исправить, лучше возглавить», то ли по инстинкту«власти всегда мало», то ли по возросшей самооценке«не мешайте, я знаю». От лидерства — к вождизму. Разница огромна.

Лидер убеждает, его сила от признания средой. И он неминуемо теряет эту силу влияния тогда и в той мере, когда и насколько падает признание его средой(группой, коллективом, электоратом). Если у лидера статус морально-психологический, то у вождя это пост. Пусть на разных, но очень ресурсных должностях, снабженных правами, финансами, силовиками. Ими можно пользоваться для ограждения поста от соперников, посторонних глаз. Ведь пост вождя всегда хочет занять кто-то другой. Ради тех же ресурсов. Лидер открыт и доступен самым неприятным вопросам. Иначе откуда доверие? А вождь нуждается в защищенной тени, куда он может скрыться после сеанса дозированной открытости. Потому что пользование такими ресурсами редко обходится без соблазнов, если укрыто тенью…

Немало вождей вышло из лидеров. Когда лидерский потенциал иссякает, хочется перейти в вожди. Надолго. Ибо те самые соблазны в тени доводят до таких переборов, что потеря поста грозит наказанием.

Вождизм заменяет республику обратным устройством государства — клановостью. Как лидер невозможен без среды, так вождь нуждается в клане. Его часто путают с феодальностью. Давайте разведем.

Клан против республики


Феодальность — это изъятие благ для сюзерена. Клановость, напротив, есть дарение благ участникам клана из казенных источников для поощрения личной преданности. И сплочение на этой основе вокруг центрального или местного вождя. С частноклановой же моралью. Так что если мы слышим, как у них ценится, скажем, порядочность, то ее и следует понимать как проявление подобной преданности. И только.

Признаки клана нам не всегда заметны из-за привыкания к ним. Но они проявляются. Самый характерный из них — закрытость. О важных решениях просто не сообщается или скрываются их причины и цели. Сотрудникам, чиновникам, населению становится невозможно судить о том, что происходит в управлении. Не в силах разобраться, они и сами отчуждаются от своих прав на осведомленность. Ну разве что решения оказываются для кого-то из них болезненными. Так ведь в атомизированном обществе нет солидарности и протестует только пострадавший — при равнодушии остальных. Да и кланы избегают наступать сразу на интересы многих. Проще по одному.

Но вождизм не есть диктатура, а клан не обязательно криминал. Поэтому не стоит подавлять все контрмнения и даже действия. Надо только найти неопасную зону и меру допустимых отклонений(допустимой критики и самодеятельности). Приемы отработаны: отвечать не на заданный вопрос, умалить нежелательное событие тем, что не заметил его. А то и щедро одарить. Вспомним тех когда-то видных полемистов, кто был устранен таким распоследним приемом.«Гуманное» подавление — тоже особенность современного российского вождизма. Не замечали у них снисходительно-иронического восприятия оппонентов? Словно прикидывают: какой прием подойдет? Показательная порка — непременный прием для несогласных, любопытных и наивных.

А еще персонификация. Массовое внимание надо сфокусировать на хорошо оттехнологизированных обликах вождей, а не на их программах или ценностях. Видите — уже третья сугубо личная партия идет в Госдуму.

Однако вождь — он не только клановый, но и прежде всего народный, региональный, коллективный. Он должен обращаться вовне. И тогда мы видим еще один знаковый признак клановости: фиктивно-демонстративное соответствие(ФДС), имитации выборов, конференций, судов… То есть подмены.

Итак, шесть признаков кланократии: ресурс, вождь, одаривание, закрытость, имитации, контроль(от подкупа до устрашения).

Вождизм с его клановостью доводит страну до социального истощения. Вождь не может терпеть рядом людей, сильных умом и волей, справедливо видя в них конкурентов. Им недоступна политическая карьера, а значит, общество не получает лидеров. Взамен им вождь выводит на публичную сцену продукты негативной селекции, о которых принято говорить«пустое место». И тогда электорат искренне недоумевает: а больше и не за кого голосовать! Кроме того, важнейшие задачи решаются не столько исходя из объективных интересов страны, сколько по интересам клановым. Но от таких передовые страны стараются держаться подальше.

И вот результат: у нас нет сильных союзников. А слабые — одни расходы.

Самая большая опасность вождизма и кланократии в инверсии. Без гражданского контроля они укореняются глубже и шире. Вожди и кланократы малочувствительны к границам допустимого. Доводят«хапок» до крайности. И когда-то вдруг(покажется, что вдруг) социум опять затрясется. Они сбегут? Так ведь«список Кардина» вот-вот может стать институтом международного права.

Могло быть хуже


Впрочем, могло быть намного хуже. На волне стрессов, исторических разочарований стремились подняться и тоталитарные вожди с их тягой к палачеству. Не ФДС вам и прочее. Даже поздний СССР был и бил пожестче, чем путинская РФ. Ну затрясет страну. Не впервой нам. Важно, что дальше. Повтор по тому же кругу? Увы. Хотя и с другими лицами.

Восстановление республики безальтернативно. И его не миновать. Два совместимых пути.

Мы недооцениваем усилия президента Дмитрия Медведева в реальном укреплении гражданских организаций в последнее время: он официально принимает их, по их обличительным материалам дает поручения, ослабляет клановый гнет на них. Для них республиканские ценности(разделение властей, их открытость, законность) бесспорно ведущие. Чем безопаснее участие в них, тем многочисленнее и влиятельнее они становятся. Тем ближе республика. Тем больше шансов для республиканских лидеров.

Но если произойдет историческая случайность и во главе государства окажется цивилизационный лидер(!), восстановление республики он сделает национальной идеей. С трудной судьбой. На новую дюжину.

Автор — профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ

Эта публикация основана на статье «Час икс: Возрождение республики» из газеты «Ведомости» от 12.09.2011, №170 (2936)


Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1362871/vozrozhdenie_respubliki#ixzz1Xjk8WlrG