Альпы

Альпы

пятница, 2 сентября 2011 г.

Сергей Воробьев: В нашем общественном договоре явно представлена только одна сторона — государство

Тему общественного договора, в силу того, чем занимается наша компания, я бы рассмотрел через определение места человека в нем. То есть через ответы на вопросы: зачем и кто будет договариваться?

Общественный договор в стране, как кажется, вне зависимости от описывающих его теорий существует всегда, в той или иной форме. Специфика нашей страны грубо может быть определена тем, что в нашем общественном договоре явным образом представлена только одна сторона — государство, — которая в результате является единственным гражданином, субъектом и включает в себя понятия«страна»,«народ»,«Родина»,«власть»(светская и духовная),«общество» и все«население». В результате чего возникают вертикально установленные правила игры или патерналистский общественный договор, условно определяемый формулой«я начальник — ты дурак, ты начальник — я дурак» или«царь-батюшка метет улицы и зажигает фонари, а я сижу себе дома и помалкиваю». Свободному человеку, самостоятельному субъекту, тяжело найти свое место в этой конструкции, так как, к примеру, если ему всего лишь не нравится избранная государством форма правления, эффективность оказываемых ему за налоги услуг или один из начальников, он автоматически превращается во«врага народа». Ему становится самого себя стыдно, и он снова превращается в объект, с которым, в свою очередь, неприлично договариваться.

В результате интересы частного лица не учитываются, о личных ценностях говорить неловко, гражданское общество не практикуется, так как все«социальное» должно быть сделано государством, которое пребывает в состоянии естественной социальной монополии, гарантируя стабильность. Личности не о чем и незачем беспокоиться. Данная система в результате периодически случающихся революций существенно не меняется, так как они не приводят к изменению ни договора, ни системы управления. Историческая вертикаль власти периодически переворачивается, кто был ничем — становится всем, количество договороспособных субъектов в борьбе уменьшается, вертикаль кажется единственным спасением, так как для ее осуществления много героев и не надо.

Что изменилось и почему данная проверенная временем модель теряет шансы на эффективность?

Человек стал образованным, информированным и мобильным. Мир стал глобальным, разнообразным и изменчивым. Теперь мы знаем об этом! И так же как динозавр со своей маленькой головой не смог в эпоху перемен управиться со своим большим телом, мы перестали поспевать. Таким образом, даже богатейшая ресурсами страна мира не может позволить себе такую низкую производительность труда, неуважение к человеческому капиталу и однообразную систему управления.

Зачем?


Нам нужен N-сторонний договор, так как мы и наши интересы очень разные, система стала слишком сложной, неопределенной и хаотичной и ею невозможно управлять централизованно. И если мы хотим, чтобы N не было равно 1 (как сейчас), то мы не сможем определить число сторон, пока всерьез не войдем в процесс. Более того, мы знаем, что в течение времени N будет меняться. Частный бизнес, существующий в условиях более разнообразной конкурентной борьбы, не случайно успешно эволюционировал в самые разные формы управления, вплоть до матрицы и полной децентрализации(в зависимости от потребностей клиента, неопределенности рынков и мастерства участников), и освоил новые формы конкуренции и сотрудничества — win-win и coopetition. Тут необходимо отметить, что конкурентоспособность субъектов кратно повышает договороспособность — и наоборот. Государству и обществу приходится учиться тому же — это естественная природная эволюция, сопротивление которой болезненно, бесполезно и небезопасно.

Обеспеченному и образованному человеку необходима свобода самореализации, которая, как известно, заканчивается там, где начинается свобода другого, что вынуждает людей договариваться. Те страны, которые в этом преуспели, выглядят привлекательнее, и качество жизни людей в них выше, что регулярно подтверждается притоком к ним мозгов и капиталов(что, в свою очередь, добавляет этим странам потенциал) и революциями в других странах.

Кто?


Договариваться будут люди — и со стороны государства, и со стороны бизнеса, и со стороны гражданского общества. Люди, которые ощущают себя субъектами, в состоянии определить свои ценности и демонстрировать поведение хозяина, отвечают за себя и своих близких, свою собственность и территорию, что является неотъемлемым качеством современного лидера. Кстати, именно на таких героев мы наблюдаем пик спроса. Так как проблем и, следовательно, возможностей у нас в стране не сосчитать, то, если перестать бояться свободных людей, воспитание лидеров будет происходить естественным путем, только успевай договариваться.

Осталось только поверить, что люди, работающие на государственной службе, согласятся с тем, что они больше никогда не обслужат хорошо современное общество из единого центра(это уже невозможно исторически; даже децентрализованное государство одно со свободными и образованными людьми не справляется). Следовательно, они сами будут заинтересованы поделиться правом на самообслуживание с ответственными гражданами. И нам всем вместе надо научиться выбирать лидеров, которые хотят дать, а не взять, доверять, нести ответственность и цивилизованно договариваться, действуя в общих интересах, не забывая себя. Это не самая сложная компетенция — в конце концов,«на троих» мы договариваться все умеем.

И сразу выясняется, что мы«говорим прозой», то есть большинство из нас по своей воле давно состоит в массе клубов-ячеек гражданского общества, создавая тем самым социальный капитал: рыбаки, преферансисты, охотники, спортсмены, производители соков, правозащитники, борцы с пожарами и устроители собственных дворов… Дело за малым: смело и навсегда увеличить ставку на себя и уменьшить на государство! Достичь-таки критической массы этого самого социального капитала, с которым государство уже не сможет не считаться.

Если признать, что подобное изменение в головах возможно и неизбежно, то вместо сакральных и обезличенных образов государства и народа мы с интересом увидим живых людей, которые захотят иметь друг с другом дело. Это позволит нам сосредоточить внимание не на государстве, которое, как тревожная девушка, не допускает отвлечения от себя, а на клиенте, сотрудничестве, конкуренции и качестве оказываемых услуг и производимых товаров. И любить можно будет и Родину(не боясь ревности монополистов от государства), и самих себя, с достоинством размножаясь и воспитывая новое поколение на благо своей Родины, а не иных стран.

Система нового общественного договора будет складываться долго и находиться в состоянии постоянного настраиваемого динамического равновесия. Основной вопрос в скорости и искусстве нахождения баланса. Получающуюся картину можно сравнить с шедевром Пикассо. Если приглядеться, две трети полотна занимает атлет на кубе, а картина почему-то называется«Девочка на шаре».

Статья продолжает цикл«Пермский договор», посвященный выработке нового общественного договора. Цикл подготовлен совместно с Пермским экономическим форумом. Статьи выходят по пятницам.

Автор — председатель совета директоров компании Ward Howell

Эта публикация основана на статье «Общественный договор: Девочка на шаре» из газеты «Ведомости» от 02.09.2011, №164 (2930)