Река мост берёзы

Река мост берёзы

воскресенье, 10 августа 2014 г.

Производители продуктов из Прибалтики шокированы санкциями

10.08.2014   04:48

Автор: Алексей Стетюха

Прибалтийские производители в замешательстве – продовольственные санкции России поставили десятки компаний на грань банкротства. На поиск новых рынков сбыта практически не остается времени. К тому же непонятно — кто и как поможет компенсировать потери. Чего боятся латвийские рыболовы и фермеры? Введение эмбарго больше всего ударило по двум ключевым отраслям страны: рыбному и молочному производству.

Санкции России в немалой мере коснутся производителей рыбной продукции. И хотя полюбившиеся россиянам рижские шпроты пока остаются на прилавках, местных производителей больше всего пугает неопределенность – что будет завтра? "Другие продукты они не могут продавать. Опять-таки вопрос – это ошибка в кодах или сознательное действие? Те же шпроты – они специально их не включили в список, или по недоразумению? И нам сейчас нужно понять, что произойдет дальше", — недоумевает Янис Дуклавс, министр земледелия Латвии.

Политики готовятся поддерживать производителей. Речь идет о налоговых каникулах и помощи в погашении кредитов. Пока на словах. Крупные игроки переживали и не такое, кризис девяностых, введение евростандартов, обрушение рынка 2008 года. Но сегодня малый бизнес оказался на краю финансовой пропасти. "В нашей отрасли, я считаю, для примерно трети фирм эти санкции станут концом существования. А всего в сложном положении окажется половина", — считает Арнольд Бабрис, председатель правления «Brīvais Vilnis»

Похожая картина складывается на рынке молочных производителей. Еще до введения санкций России латвийские фермерские хозяйства балансировали на грани банкротства, продавая молоко практически по себестоимости. Сейчас, потеряв большую долю рынка сбыта, несмотря на все обещания правительства, владельцы ферм готовятся работать в минус.

Типичная латвийская ферма. Поголовье – 180 коров. Из них примерно 100 дойных. Уже сейчас производство молока превышает государственные квоты. С введением санкций Россией ситуация станет еще хуже. "Проблема в том, что я не знаю, что будет через неделю, через месяц, через полгода. У нас нет понимания того, что будет происходить завтра. И это самое страшное. Это хотят знать мои работники, налоговая служба и банки, в которых взят кредит", — сетует Иева Алпа-Эйзенберга, совладелица фермы, пережившая с ней и жирные годы начала 2000-х и кризис-2008.

Рядовые жители Латвии сейчас находятся на распутье: С одной стороны, они понимают целесообразность введения ответных санкций со стороны России, но с другой — не могут не признать, что их жизнь после этого сильно изменится. И отнюдь не в лучшую сторону. Досрочную отмену здесь не ждут, а вот ужесточения — боятся все. Поиск альтернативных рынков сбыта, разумеется, возможен. Но время, которое необходимо затратить на их поиск, может обернуться банкротством не одному Латвийскому предприятию.

Прибалтийские производители в замешательстве – продовольственные санкции России поставили десятки компаний на грань банкротства. На поиск новых рынков сбыта практически не остается времени. К тому же непонятно — кто и как поможет компенсировать потери. Чего боятся латвийские рыболовы и фермеры? Введение эмбарго больше всего ударило по двум ключевым отраслям страны: рыбному и молочному производству.

Санкции России в немалой мере коснутся производителей рыбной продукции. И хотя полюбившиеся россиянам рижские шпроты пока остаются на прилавках, местных производителей больше всего пугает неопределенность – что будет завтра? "Другие продукты они не могут продавать. Опять-таки вопрос – это ошибка в кодах или сознательное действие? Те же шпроты – они специально их не включили в список, или по недоразумению? И нам сейчас нужно понять, что произойдет дальше", — недоумевает Янис Дуклавс, министр земледелия Латвии.

Политики готовятся поддерживать производителей. Речь идет о налоговых каникулах и помощи в погашении кредитов. Пока на словах. Крупные игроки переживали и не такое, кризис девяностых, введение евростандартов, обрушение рынка 2008 года. Но сегодня малый бизнес оказался на краю финансовой пропасти. "В нашей отрасли, я считаю, для примерно трети фирм эти санкции станут концом существования. А всего в сложном положении окажется половина", — считает Арнольд Бабрис, председатель правления «Brīvais Vilnis»

Похожая картина складывается на рынке молочных производителей. Еще до введения санкций России латвийские фермерские хозяйства балансировали на грани банкротства, продавая молоко практически по себестоимости. Сейчас, потеряв большую долю рынка сбыта, несмотря на все обещания правительства, владельцы ферм готовятся работать в минус.

Типичная латвийская ферма. Поголовье – 180 коров. Из них примерно 100 дойных. Уже сейчас производство молока превышает государственные квоты. С введением санкций Россией ситуация станет еще хуже. "Проблема в том, что я не знаю, что будет через неделю, через месяц, через полгода. У нас нет понимания того, что будет происходить завтра. И это самое страшное. Это хотят знать мои работники, налоговая служба и банки, в которых взят кредит", — сетует Иева Алпа-Эйзенберга, совладелица фермы, пережившая с ней и жирные годы начала 2000-х и кризис-2008.

Рядовые жители Латвии сейчас находятся на распутье: С одной стороны, они понимают целесообразность введения ответных санкций со стороны России, но с другой — не могут не признать, что их жизнь после этого сильно изменится. И отнюдь не в лучшую сторону. Досрочную отмену здесь не ждут, а вот ужесточения — боятся все. Поиск альтернативных рынков сбыта, разумеется, возможен. Но время, которое необходимо затратить на их поиск, может обернуться банкротством не одному Латвийскому предприятию.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1880644&tid=106434