Альпы

Альпы

суббота, 11 февраля 2012 г.

Собственник и халявщик

Как известно любому уважающему себя социалисту и коммунисту, определяющим конфликтом истории является конфликт между пролетарием и капиталистом. Между бедняком, который создает прибавочную стоимость, и богачом, который ее присваивает.

Надобно сказать, что такой взгляд на историю — как на конфликт имущих и неимущих — был свойствен не только Карлу Марксу. А такой взгляд на имущих — как на людей, укравших свое богатство у бедняков — был свойствен не только коммунистам. «Всякий собственник — либо вор, либо наследник вора», — писал в XI веке Цезарий Гейстербахский. Надобно сказать, что зачастую такой взгляд был не лишен оснований, ибо традиционное общество почти во все времена занималось тем, что насильственно изымало в пользу власти и сопутствующих ей сословий того, что было выращено крестьянами и создано ремесленниками.

Так вот, я убеждена, что определяющим конфликтом в сегодняшнем мире является не конфликт между богатым меньшинством и бедным большинством, а конфликт между меньшинством, которое работает, и большинством, которое бездельничает.

Это раньше праздные сословия — аристократы, священники, шеньши — были меньшинством. Сейчас, когда уровень развития производительных сил таков, что один работающий может кормить десяток халявщиков, праздное сословие потенциально является большинством.

Парадокс заключается в том, что оно является большинством и в демократической стране, где, благодаря всеобщему избирательному праву, находится у власти и голосует за все большее и большее перераспределение ВВП в свою пользу; и в любой авторитарной сырьевой стране, которая, как правило, находится на обочине мировой экономики, экспортирует сырье, импортирует все остальное — и власти этой страны не заинтересованы в создании самостоятельного работающего сословия, а заинтересованы в расширенном вопроизводстве люмпенов, существующих, разумеется, на куда более низком уровне потребления, чем их собратья по халяве в демократических обществах.

Конфликт между теми, кто зарабатывает, и теми, кто живет на пособия, имеет совершенно разные выражения. В США этот конфликт стал ключевой темой избирательной кампании. Это конфликт между традиционными американскими ценностями, которые отстаивают республиканцы, и между социалистической Америкой в версии Сола Алински и Барака Обамы.

При президенте Обаме госдолг вырос с 10 до 14 трлн долларов. Барак Обама посадил на продуктовые карточки больше людей, чем любой другой президент до него. 49 млн сидят на продуктовых карточках.

Казалось бы, ответ ясен: Америка не должна превращаться в Европу. Америка не должна следовать за человеком, который говорит «мы против них», понимая под «ними» тех, кто зарабатывает деньги, которые Барак Обама раздает своим избирателям. Но, к сожалению, результат схватки будет определяться не логикой. И не стратегией. Он будет определяться тупо тем, кого в США больше: тех, кто хочет зарабатывать, или тех, кто хочет получать. И если учесть, что 1% населения платит 37% подоходного налога в США, перспектива невесела.

По-другому, но тоже очень остро, этот конфликт выражен в Греции. За счет заемных денег и госрасходов греческое государство создало целый класс госслужащих, которые по сути являются люмпенами и отличаются от ампериканца, живущего на продуктовые карточки, только тем, что получают гораздо больше.

К примеру, средняя зарплата служащего греческой железной дороги составляет 60 тыс. евро. Всего на зарплату уходит 400 млн евро в год, еще 300 млн евро составляют другие расходы, а доходов дорога приносит 100 млн евро. Дешевле было бы возить пассажиров с помощью такси. Железнодорожники не зарабатывали своих денег. Они получали их от государства. Когда деньги кончились, они стали выходить на демонстрации со словами: ничего не знаем, хотим еще.

В результате колоссального развития производительных сил, обеспеченного рыночной экономикой и политической свободой, в мире принципиально поменялась экономическая ситуация. Ни в какую прошлую эпоху человечество не могло себе позволить иметь обширный класс халявщиков. Этот класс — жрецов, чиновников, шеньши, феодалов — никогда не составлял большинства.

Опять же, большинству, то есть крестьянину или ремесленнику, в силу некоей наглядной реальности, не приходило в голову требовать от государства, чтобы оно обеспечило его бесплатным жильем, продуктовыми карточками, бесплатным здравоохранением, образованием и пенсией. Лидеры, которые обещали народу, что скоро синее небо справедливости сменится желтым небом равенства и будда Майтрея установит рай на земле, пользовались большим успехом, но в силу понятных материальных причин успех этот был непродолжителен.

В современном мире, если ты хочешь не работать, ты можешь не работать. Ты можешь сказать государству: я обездоленный, я беженец, мои предки были рабами, дайте мне все. И государство — причем любое, и демократическое, и авторитарное — использует разрушительную энергию халявы для увеличения собственного могущества.

Правило это действует, увы, и в России. Да, у нас появился средний класс. Буржуазия, менеджеры, которые выходят на улицу с лозунгом «За честные выборы». Это очень здорово. Это очень круто.

Но проблема заключается в том, что если во времена Великой Французской революции многочисленный средний класс, у которого забирали деньги и права, противостоял немногочисленной бездельничающей аристократии, то российский средний класс противостоит огромному числу люмпенов, совершенно намеренно выращенных властью. Люмпенов, которые говорят: «А че? Мы тоже избиратели».

Все эти 12 лет режим сознательно работал над тотальной люмпенизацией российского населения. Над созданием двух категорий люмпенов. Одна из них более влиятельная, другая — более многочисленная. Более многочисленная — это просто люмпены. По оценкам авторов «Стратегии-2020», в современной России 6 с лишним миллионов взрослых работоспособных мужчин, принципиально не желающих работать.

Более влиятельная — это люмпен-бюрократия: многочисленные менты, прокуроры, чекисты, пожарные, санинспектора, чиновники, гаишники и пр., — т.е люди, которые в отличие от обычного люмпена не просто потребляют произведенный кем-то ВВП, а служат своеобразным демультипликатором, уменьшающим общий валовой продукт. Они живут тем, что вымогают взятки, и чтобы получить взятку на тысячу, они приносят ущерба экономике на миллион.

К сожалению, все эти люди голосуют за Путина. По тем же причинам, по которым 49 млн американцев, живущих на food stamps, проголосуют за Обаму. Увы, стоит понимать, что в обществе, где большинство составляют люмпены, лозунг «За честные выборы» имеет обратную сторону. Что, разумеется, не отменяет того факта, что честные выборы нам нужны и что прявящий режим ведет Россию к социальной, нравственной и геополитической катастрофе.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА                                        http://digest.subscribe.ru/economics/society/n768909626.html