Осень

Осень

вторник, 28 февраля 2012 г.

Загробная юстиция

Vedomosti.ru

28.02.2012, 00:02

одтвердил законность действий следователей, возобновивших уголовное дело против юриста фонда HermitageCapital Сергея Магнитского. Решение Мосгорсуда вряд ли привлекло бы внимание, если бы не одно обстоятельство: обвиняемый по делу умер(по версии правозащитников — убит) в сизо«Матросская Тишина» в ноябре 2009 г., почти за два года до решения Генпрокуратуры о возобновлении дела.

Это не единственное решение по делу, касающемуся покойного. На прошлой неделе Мосгорсуд отменил решение Симоновского райсуда о снятии ареста с имущества бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, умершего в октябре 2011 г. Суд удовлетворил ходатайство прокуратуры, настаивавшей на том, что имущество покойного может стать предметом гражданских исков по другим уголовным делам.

Правоведы недоумевают: возобновить уголовное дело против умершего возможно только для его реабилитации или, как решил в июле 2011 г. Конституционный суд(КС), по требованию родственников умершего, стремящихся доказать его невиновность. Близкие Магнитского не хотели возобновления дела. Версия о материальных претензиях к Алексаняну удивляет: его дело прекратили в июне 2010 г. за истечением срока давности. Новые обвинения против умершего невозможны: согласно п. 4 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса смерть — основание для немедленного прекращения дела. Следователи, гособвинители и судьи, утверждающие обратное, вольно трактуют закон и решения КС, приближают суровость правоприменения к абсурду.

Это касается не только мертвых. Абсурд, грозящий жизни и здоровью сотен живых людей, продолжается. Вышедший на свободу благодаря президентским поправкам бывший менеджер ЮКОСа Владимир Переверзин вчера рассказал журналистам, как ему отказали в условно-досрочном освобождении, приписав участие в вымышленной драке.

Показательная жестокость — это ведомственный ответ попыткам президента-правоведа гуманизировать уголовную юстицию. В путинском 2007 году суды удовлетворили 131 864 ходатайства об УДО из 192 756 (68%), в первом полугодии медведевского 2011 года — 49 473 из 88 013 (56,2%). Интересно, как отразится на российском правосудии смена первого лица.

Эта публикация основана на статье «От редакции: Загробная юстиция » из газеты «Ведомости» от 28.02.2012, №35 (3049)