Река мост берёзы

Река мост берёзы

суббота, 25 февраля 2012 г.

Почему не реформируют госкомпании

Кажется, это было вчера: лето 2008-го, главный энергетик страны Анатолий Чубайс ликвидировал РАО «ЕЭС» и выставил на аукцион свое кресло. Ушло оно аж за 1,6 млн. руб. Единая энергокомпания перестала существовать. Сейчас многие говорят: реформы естественных монополий провалились. Энергетику, растасканную по компаниям, пытаются собрать, инвесторы убегают из водоканалов, и только у Газпрома все хорошо - но там никакой реформы и не было. Что же получается? Как остались от СССР монстры-госкомпании, так пусть и будут, трогать не надо?

ИЛЛЮЗИИ ПО ЧУБАЙСУ

Идея реформы электроэнергетики по Чубайсу была такова: отделить сети от станций. Сети оставить у государства, станции продать. В 2000 году Чубайс обещал: электричество подешевеет. Но энергия дорожает быстрее инфляции. Если в 2006 году, например, мегаватт-час у оптовиков стоил 250 рублей, сейчас - почти тысячу. И вот же парадокс. Правительство сдерживает тарифы для населения, но они все равно растут! Скажем, в 2001 году киловатт-час в среднем стоил 0,34 руб., сегодня - 2,5 - 3,5рубля. Рост в 10 раз за 10 лет!

Не решена и другая проблема. Хотя электричества в стране вроде бы избыток, мы им даже на экспорт торгуем, но к сети не подключишься.

- Напрямую к сети Мосэнерго нам не подойти, - говорит руководитель малого предприятия в Москве, пожелавший остаться неизвестным. - Нужно строить за свой счет линии, подстанцию, это несколько миллионов долларов, куда нам? Берем через фирму-посредника по 4 рубля за киловатт, и это еще дешево, с других дерут и по 6 рублей.

Заверения Чубайса, будто цены упадут, директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин называет «иллюзорными» и указывает: еще лет 10 электричество дешеветь не будет.

- Во-первых, растут издержки. Скажем, газ прибавляет в цене по 15% в год, не обижают энергетики себя и зарплатами. Во-вторых, делается много инвестиций, а как их отбивать, как не через тариф? А конкуренции, которая, может, цены бы и сбила, пока нет, она будет, когда построят станций в избытке, но это случится точно не в этом десятилетии.

Теперь разбросанные по рынку активы собирают вновь под крылом крупных холдингов вроде Интер-РАО. Пикин уверен: РАО «ЕЭС» можно было бы и не «резать».

- Чубайс в 2008 году ушел, не оставив четких правил игры. Сложилась парадоксальная ситуация: игроки (то есть независимые компании, на которые раздробили РАО «ЕЭС») есть, а правил нет. Правила принимаются на ходу, но до сих пор придуманы далеко не все, - считает Сергей Пикин.

ЧТО ДЕЛЯТ ЗВЕРИ НА ВОДОПОЕ

Реформа водного хозяйства заключается в том, что водоканалы (организации, благодаря которым из кранов горожан льется бесцветная жидкость - разного качества) передают в частные руки. Эта задача возложена на местные или областные органы власти - в зависимости от того, кому подчиняется водоканал. Власти это имущество именно передают, а не продают. Кран с водой - это стратегический актив, его государство из рук выпускать не намерено, напоминает замдиректора направления Института экономики города Владилен Прокофьев. Бизнесмены рады водичкой порулить и на таких условиях. Да им не рады.

- Крупные компании, которым интересны масштабы городов-миллионников, в России появились, власти их сначала зазывают, а потом выгоняют. Где уговорами, а где и по суду, - указывает он.

Причин две. Во-первых, власти не умеют грамотно составлять договоры с компаниями, рассказывает эксперт. Важное проговаривают на словах, слова забываются, через год-два власти заявляют, что «им это виделось иначе» - и геть от крана. Во-вторых, тариф на воду непредсказуем.

- По факту он устанавливается даже не на уровне области, а в федеральном правительстве, и каким он будет через год, никто не знает, - говорит эксперт.

В результате частник не может прогнозировать свою работу, делает ляпы, за что тоже получает пинок от властей. В результате реформа свелась к фикции. Власти превращают бывшие муниципальные предприятия в частные конторы и передают им водное хозяйство в аренду. Так спокойнее.

- Но такие структуры как работали раньше плохо, так плохо работают и теперь, - сетует Прокофьев. Рис. Валентина ДРУЖИНИНА. Рис. Валентина ДРУЖИНИНА.

РЖД БЕЗ ВАГОНОВ?

Реформировать РЖД по модели Чубайса - рельсы у государства, вагоны у частников - хотели еще в начале 2000-х годов, но дело шло неспешно. Все-таки 85% грузов перевозится по рельсам, боялись напортачить. Но глаза боятся, а руки делают. На сегодня в стране развелось аж 1800 компаний со своими вагонами, которые устанавливают собственные расценки на перевозки. РЖД же возила грузы по госпрейскуранту и оказалась в неравных условиях по сравнению с частниками. Пришлось реагировать: в 2007 году при РЖД были созданы дочерние Первая и Вторая грузовые компании, на свободу «вырвались» 568 тыс. государственных вагонов. Их новые владельцы стали конкурировать с почти двумя тысячами мелких перевозчиков.

При этом мелкие компании совсем не заботятся об обратной загрузке вагонов. Например, везут уголь из Кузбасса куда-нибудь во Владивосток, а обратно гонят порожняк - на путях образовались пробки. Когда вагонами управляла РЖД, такого не было. После этого реформу пришлось частично отыграть назад, хозяйство Второй грузовой компании вернули РЖД - на правах аренды.

Руководитель отдела Института проблем естественных монополий Игорь Куротченко уверен: все беды из-за того, что реформаторы всех перереформатили.

- Сложилась уникальная ситуация: РЖД оказались без вагонов, нигде в мире такого не бывает.

Возврат Второй грузовой компании ситуацию полностью не исправит.

- Новую технологию управления вагонами не создали, а старую разрушили. Передача парка Второй грузовой компании в управление РЖД - это попытка исправить часть ошибок, которые были вызваны поспешностью при реформировании, - резюмирует он.

ДЕШЕВОГО ГАЗА НЕ БУДЕТ

Газпром понуждали к реформе, да так и не понудили. Бюджет России на 50% наполнен доходами от газа и нефти. Риск сочли чрезмерным. И оказалось, что если ничего не трогать - так и хорошо. Газпром входит в десятку крупнейших нефтегазовых компаний мира. За 2011 год доход - 4,33 трлн. руб., чистая прибыль - 365 млрд. руб., то есть Газпром зарабатывает миллиард рублей в день. Дивиденды (деньги, которые получают владельцы акций) за прошлый год выросли в 2,2 раза относительно 2010-го.

Но это у Газпрома все хорошо. А потребители стонут от цен. Средний тариф только с 2008 года поднялся вдвое (с $60 за тысячу кубов до $121,5), а к 2014 году цена составит $240. Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов объясняет: газ будет дорогим, пока дорога нефть.

- Газ в принципе нерыночный товар, он продается большими партиями по длинным контрактам, - говорит он.

При этом Газпром продолжает потихоньку поднимать цены внутри России к некоему потолку. Этот потолок такой: цена газа в Европе (в 2011 году - около $340) минус 40%. Достичь этого потолка сначала хотели уже в 2011 году, сейчас - в 2015-м.

Но может, Газпром все-таки будут реформировать, да чем черт не шутит, и подешевеет газ? Таких планов нет, говорит президент Института энергетики и финансов Владимир Фейгин:

- На самом деле реформа в Газпроме была лет 5 назад, но сугубо внутренняя. Тогда выяснили, что «дочки» монополиста занимаются всем понемногу (добычей, транспортировкой, распределением). Решили, что это нехорошо, теперь «дочки» ранжированы по видам деятельности, так появились, например, «Газпром трансгаз - Кубань» (понятно, что регион - Кубань, задача - транспортировка) или «Газпром добыча Ямбург». Следующий шаг - сделать работу «дочек» более прозрачной. Не ради того, чтобы Газпром «разрубить», а чтобы просто понять, как образуются тарифы на услуги, куда идут инвестиции. Но даже этого скромного шага пока не сделано и не планируется.

ВОПРОС - РЕБРОМ

Лучше оставить все как есть?

Так что же получается: где реформировали, там все развалили, а где не трогали, все худо-бедно работает? Замдиректора Института проблем естественных монополий Олег Трудов так и считает: реформаторы не взвесили, что получится в итоге.

- Реформирование естественных монополий без оценки последствий губительно. В Газпроме технологически все пока хорошо, так как единую компанию не разделяли, а РАО «ЕЭС» было

 

разделено и распродано, и в результате тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей уже выше, чем в США, а стоимость подключения к сетям стала самой высокой в мире.

Трудов считает, что никуда мы от естественных монополий не денемся - на то они и естественные.

- Лучше совершенствовать регулирование, чем пытаться поддерживать иллюзию рынка, - резюмирует он.

Директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев с ним не согласен: реформы провели криво, но это не значит, что реформы - зло сами по себе. Плохо, что преобразования шли разными темпами, и если где-то рынок зарождался, то разбивался о нерыночные правила в другой монополии.

- Настоящей конкуренции на рынке не появилось, это недоработка государства, - считает он.

Евгений АРСЮХИН

http://digest.subscribe.ru/economics/news/n776706755.html