Осень

Осень

понедельник, 25 августа 2014 г.

Шпион и нацист: кому поклоняются украинские "патриоты"

24.08.2014   22:49

Автор: Михаил Антонов

На мюнхенском кладбище разрушена могила Степана Бандеры, под знаменем которого заливают кровью юго-восток. При этом почти незамеченной осталась смерть Елены Отт-Скоропадской — дочери последнего гетмана Украины.

Мюнхенское Вальдфирдхов — очень большое кладбище, но найти сектор, где похоронен Бандера несложно: Интернет подскажет — 43. Раньше его могилу можно было заметить издалека — она выделялась на фоне серых надгробий из туфа массивным беломраморным крестом, должно быть около тонны весом. Теперь же он валяется на земле, сбитый с постамента, на котором остались сколы, как от ударов кувалдой.

"Дело было передано в прокуратуру, мы обратились к общественности за помощью в поисках подозреваемых, следы на месте преступления были очень внимательно зафиксированы, о ходе расследования я вам, к сожалению, ничего сказать не могу. Рассматриваются всевозможные версии, в связи с тем, что круг подозреваемых пока не ограничен, мы подходим к этому вопросу с разных сторон", — сообщил пресс-секретарь полиции Мюнхена Томас Бауман.

В полиции получаем комментарий, настолько дежурный, что становится ясно: расследование зашло в тупик, не сходя с места происшествия. Наверное, мы не узнаем, кто это сделал: его идейные противники или наоборот последователи — у всех тут могут быть мотивы. Очевидно другое — вандализм рождает только вандализм, и эта война с могилами есть прямое продолжение гражданской войны на Украине, которая питается философией Бандеры и таких, как он.

Примерно тоже — мол, рассматриваются все версии — криминальная полиция ФРГ говорила и в 1959 году, когда гроб будущего героя Украины окропили черноморской водой и засыпали украинским черноземом.

Дальнейший ход следствие получит только через три года, да и то, потому что его убийца, завербованный КГБ выходец из среды украинских националистов, сбежит из Союза на Запад и сам обо всем расскажет. А по горячим следам — никаких улик, одни версии: слишком у многих есть основания ненавидеть лидера, или, как говорили "проводника" Организации украинских националистов, ведь и двух его братьев, тоже активистов ОУН, в 1942-м зверски убила внутрилагерная охрана "Освенцима", составленная из поляков.

Бандеру его последователи почитают как идеолога незалежности, но ключом к ней для него были вначале индивидуальный, а затем, особенно в годы Второй мировой, и массовый террор. Инструментом геноцида становится подготовленные в Германии батальоны Нахтигаль и Роланд, позже ставшие ядром украинской повстанческой армии, а объектами еврейское и польское население Галиции и Волыни.

"Большое число этнических чисток ОУН проходили в годы Второй мировой войны против поляков на территории Галиции, до 100 000 человек были изгнаны из своих домов. Этот факт, конечно, связан с деятельностью Бандеры, который был лидером силового крыла ОУН", — поведал профессор Института истории стран Восточной и Юго-Восточной Европы Мартин Шульце-Вессель.

Сам Бандера еще в 1934 году приговорен в Польше к смерти за убийство министра внутренних дел Перацкого, но приговор заменен на пожизненное, а в 1939-м, наступающие немцы так удачно для него разбомбили тюрьму, что ему удалось сбежать и уйти в подполье. А с каким шумом он из него вышел: в июле 1941-го на городских воротах Львова вывешивают приветствия Гитлеру и Бандере. С этим оккупационные власти еще смирились, но когда ОУН без спросу провозгласило украинскую независимость, Бандеру арестовало гестапо. Больше на Украину он не вернется.

Впрочем, нацисты чувствовали потенциал радикала — вслед за братьями в "Освенцим" его не отправили, Устроили в корпус для VIP-заключенных концлагеря "Заксенхаузен": хорошее питание, газеты, свидания с женой.

Директор мемориала "Заксенхаузен" Гюнтер Морш: "Для особо важных заключенных в тюрьме существовало отдельное крыло, а для Бандеры и 6 других был выделен целый комплекс переоборудованных камер. Эти 7 человек могли свободно общаться друг с другом, их содержали в более комфортных условиях, иногда камеры объединяли, из 2 помещений делали одно, например, для спальни. Окна обычно ничем не закрывались, на них не было досок, чтобы сделать помещение темным, в камеры проникал солнечный свет. Бесспорно, рацион у Бандеры был лучше. Особо важные заключенные получали тот же паек, что и эсэсовцы, одинаковое количество калорий".

Бандера освобожден и работает на Абвер, в архиве германской разведки он проходит под псевдонимом Серый. У него контракт с нацистами: УПА, под непосредственным руководством соратника Бандеры, Шухевича, начинает разведывательно-диверсионную деятельность в тылу наступающей Красной армии.

После войны — снова подполье: сначала в Австрии, затем в американской зоне оккупации в Баварии. Бандера хочет вернуться на Украину, где Шухевич и его "лесная армия" разворачивают террор уже против советской власти, но верхушка ОУН, которую он единолично возглавил в конце 1940-х, оставляет его на руководящей работе, а сотрудничество с британскими спецслужбами — Бандера будет готовить агентуру для работы в СССР — позволит ему наконец легализоваться в Мюнхене.

Он жил на Крайттмайерштрассе 7, в неброском, но свежем, послевоенной постройки, доме с семьей, его охраняет и собственная служба безопасности, и немецкая полиция, и западные разведки. На почтовом ящике вымышленная фамилия. Только после смерти отца, а ликвидировать его пытались несколько раз, дети узнают, что они совсем не Попель.

15 октября 1959 года Бандера в последний раз вошел в этот дом. На лестнице его ждал советский агент Богдан Сташинский с раствором цианида. Бандера всегда ходил с пистолетом и охраной, но телохранителей он отпустил у подъезда, а руки у него в тот вечер были заняты — после работы заехал на рынок за продуктами. Сташинский несколько месяцев следил за объектом и утром в день убийства они виделись в церкви, поэтому, встретив на лестнице смутно знакомого человека, Бандера спросил, что тот делает в его доме. Сташинский, не отвечая, достал специальный пистолет и выпустил струю яда в лицо Бандере.

Врачи констатировали паралич сердца, но судмедэксперты нашли в его крови цианистый калий. На три года это стало нераскрытым убийством. Бандеру похоронили, но бандеровщина оказалась живучей, несмотря на убожество идеи, лежащей в ее основе, ведь стремление украинских националистов к созданию моноэтнического и монокультурного государства, а по сути дела к воссозданию Галицко-Волынского княжества, не могло и не может быть реализовано в границах всей Украины. На "западэнскую местечковость" такого рода прожекта указывал еще современник Бандеры, и не просто теоретик, а и практик украинской государственности, который по совпадению также закончил свои дни в Баварии.

Наверняка это неизвестно, но теоретически они могли быть знакомы. Потому что этот человек жил в Берлине, где Бандера провел последние месяцы войны после освобождения из Заксенахузена. С другой стороны, если это знакомство и состоялось, оно не было для них приятным. Павел Петрович Скоропадский — последний гетман Украины, которого встречаем у Булгакова в "Белой гвардии" и "Днях Турбиных" — похоронен на самом юге Германии в курортном городке Оберсдорф, рядом с которым 26 апреля 1945 года его поезд попал под бомбы англо-американской авиации.

В последней экранизации романа роль Скоропадский исполнил Сергей Шакуров. В сцене бегства из Киева от наступающей конницы Петлюры человек, который весь 1918 год был фактически диктатором Украины, пытается продиктовать текст своего последнего манифеста. Немцы ему не дают на это времени, но что-то вроде политического завещания своей стране гетман Старопадский на самом деле оставил.

"Узкое украинство — исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру каковой целиком пересаживать нам не имеет никакого смысла: никаких данных на успех нет, и это является просто преступлением, так как там, собственно, и культуры нет, ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно это отражает, где на пять слов — 4 польского или немецкого происхождения. Великороссы и наши украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо", — писал он.

А вот это уже для многих украинцев сложнее принять, потому что высокое и хорошее, то, что веками — от Переяславской Рады — вместе с Россией, киевлянина Булгакова, в конце концов, нужно с детства изучать в школе, а не игнорировать четверть века, чтобы теперь еще более немыслимо — через Одессу, Мариуполь, Донецк и Луганск, все тот же Бандера вел Украину к краху.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1917192&tid=105474