Осень

Осень

понедельник, 27 октября 2014 г.

Полигон смерти

Коммунистический террор в Крыму в 1917-1921 годы

Дмитрий Соколов

Продолжение

  Завоевание Ялты

  Не менее драматично происходило установление советской власти в Ялте. В ночь на 9 января в ялтинский порт прибыл эсминец “Габжибей”, доставивший на своём борту десант в 200 моряков, большой запас оружия и боеприпасов для местных красногвардейцев. С помощью черноморцев революционные отряды разоружили офицеров в Массандровских казармах, две комендантские роты солдат, арестовали коменданта, захватили почту и телеграф. В течение нескольких дней город неоднократно переходил из рук в руки, являясь ареной ожесточённой борьбы. 15 января 1918 года бои за город завершились победой матросов.

  После прекращения боевых действий и перехода власти в городе в руки большевиков, ужас вооружённого противоборства сменился кошмаром террора. Первые аресты и расстрелы “контрреволюционеров” сторонники “диктатуры пролетариата” проводили ещё в разгар столкновений. Схваченных офицеров доставляли на, стоявшие в порту, миноносцы, допрашивали, затем, выводили на мол и расстреливали. Затем, тела казнённых сбрасывали в море, привязав к ногам груз.

  Жертвами “революционного правосудия” стали и многие мирные жители. По данным Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, “достаточно было крикнуть из толпы, что стреляют из какого-то дома, чтобы красногвардейцы и матросы немедленно открывали огонь по окнам указанного помещения. По такому окрику были убиты домовладелец Константинов и его дочь. Не удовлетворившись пролитою неповинною кровью, убийцы разграбили квартирное имущество Константиновых, и часть мебели отвезли в дар своему комиссару Биркенгофу”.

  Всего в результате террора погибло более 200 человек, в том числе, две сестры милосердия.

  Разграблению подвергались гостиницы, частные квартиры, санатории, магазины, лавки и склады. “Экспроприированные” ценности частью передавались в распоряжение местного военно-революционного комитета, частью – присваивались красногвардейцами и матросами, а так же, их добровольными помощниками из числе местных люмпенов. Общая стоимость уничтоженного и похищенного имущества, в  одной только Ялте, составила свыше 1 млн рублей.

  Имущие горожане были обложены денежной контрибуцией, за неуплату, которой, полагался расстрел. Проведена была, так же, национализация имений и домов, владельцы которых были отнесены к “эксплуататорским классам”. Все это сопровождалось расхищением имущества и конфискацией всех денежных средств, находящихся на руках у владельцев, либо размещённых на текущих счетах в банке. Результатами национализации явились полный упадок и полное расстройство культурного хозяйства с убытками, исчисляемыми сотнями тысяч рублей.

Продолжение следует.