Река мост берёзы

Река мост берёзы

суббота, 11 октября 2014 г.

Полигон смерти

Коммунистический террор в Крыму в 1917-1921 годы

Дмитрий Соколов.

Продолжение.

  Однако, предпринятая в ноябре попытка оказания помощи “ростовскому пролетариату” не увенчалась успехом. Встретив под Ростовом ожесточённое сопротивление со стороны офицерских и казачьих частей, понеся потери, 11 декабря 1917 года, ушедший на Дон красногвардейский десант возвратился обратно. Озлобленные поражением и гибелью своих товарищей по оружию, вернувшиеся в Крым моряки жаждали мести.

  Сутками ранее, 10 декабря 1917 года, в Севастополь были доставлены тела моряков, погибших в сражении под Белгородом. Хоронили их в тот же день. Похороны матросов вылились в мощную демонстрацию, в ходе которой, раздавались призывы к немедленному избиению офицеров.

  12 декабря 1917 года представители, вернувшегося из-под Белгорода  1-го Черноморского революционного отряда, заявили на заседании Севастопольского Совета, что отряд не только не признаёт его авторитета и распоряжений, но и требует в 24 часа очистить помещение исполкома, угрожая, в противном случае, разогнать совет силой. Местные большевики тут же приняли декларацию о своём выходе из состава Совета, окончательно, по их мнению, скомпрометировавшего себя перед массами, и настаивали на его переизбрании.

  Нагнетанию классовой ненависти способствовали, находившиеся в Севастополе, кронштадцы, упрекавшие черноморцев в недостаточной революционности и ставившие им в пример собственные “заслуги”.

  В этих условиях офицерские кадры ЧФ были, фактически, обречены на расправу. Морально унижаемые в предыдущие месяцы, начиная с декабря 1917 года, офицеры Черноморского флота стали уничтожаться физически. Первой жертвой начинающегося террора стал мичман Николай Скородинский. 13 декабря 1917 года, он был застрелен на миноносце “Фидониси”.

  Эти события стали прологом к страшной трагедии, разыгравшейся в ночь с 15 на 16 декабря 1917 года. Команда плавучих средств Севастопольской крепости 15 декабря обратилась в Совет с требованием создать военно-революционный трибунал с неограниченными правами, для борьбы со “спекулянтами, мародёрами, контрреволюционерами и другими преступниками революции”.

  Вечером того же дня, на эсминце “Гаждибей”, команда арестовала шестерых офицеров и решила поместить их в тюрьму. Но, так как там отказались принять арестованных “за отсутствием указаний”, офицеров привели на Малахов курган и расстреляли. Этой же ночью арестовали и казнили десятки других офицеров. Всего на Малаховом кургане 15-16 декабря 1917 года были расстреляны 32 (по другим данным 23) офицера.

  Город погрузился в пучину самосудов и жестоких погромов. Объявленных “контрреволюционерами” жителей города убивали на улицах и частных квартирах, использую для розыска адресные книги и телефонные справочники. Особенно жуткие сцены разыгрывались  на улицах Городского холма – Чесменской (ныне – ул. Советская) и Соборной ( ныне – ул. Суворова), где было много офицерских квартир и на вокзале.

  Таким образом, в декабре 1917 года Севастополь стал первым городом, открывшим в Крыму  мрачную странице террора. Именно здесь, задолго до придания массовым убийствам “врагов революции” официального статуса, были замечены десятки людей. Тем самым, был подан пример другим регионам бывшей Российской империи, задан тон дальнейшей жестокости и садизма.

Продолжение следует.