Осень

Осень

четверг, 12 февраля 2015 г.

В Минске решалась судьба мира в Европе. Реплика Георгия Бовта

12 февраля 201518:30

В Минске решалась судьба не только Украины, но и мира в Европе. Это не преувеличение. Учитывая тяжесть положения, результат, достигнутый после бессонной ночи – это, видимо, максимум возможного на сегодня. То есть прекращение огня. И то не сразу. А лишь с 15 февраля. Видимо, до этого времени будет так или иначе решена судьба окруженных в дебальцевском котле нескольких тысяч украинских военных.

С начала января все с пугающей обреченностью наблюдали за деградацией ситуации на юго-востоке Украины, где каждый день приносил шокирующие кадры следов артобстрелов жилых кварталов Донецка, Луганска, других городов. По обе стороны линии фронта. Стремительный визит в прошлую пятницу глав Германии и Франции в Москву к Владимиру Путину породил робкую надежду, что кошмар удастся остановить. Надежда окрепла, когда объявили о возможном саммите в нормандском формате в Минске. Когда "большая четверка" туда действительно приехала, стало ясно, что слишком многие вопросы так и не были сняты на уровне дипломатов. Переговорщикам пришлось сидеть более 15 часов, всю ночь. Слишком много противоречий. Слишком сильны факторы, работающие не на мир, а на войну. Когда-нибудь мы узнаем из мемуаров, сколь тонка была нить, на которой висел мир в эти дни. Бои и обстрелы жилых кварталов не прекращались и в день саммита. Даже когда Путин с Порошенко обменялись рукопожатиями.

В это утро в Донецке во время артобстрела была сожжена автобусная станция, снова гибли обычные люди. Не прекращались бои в районе Дебальцевского котла. Порошенко во время переговоров выходил из комнаты, чтобы связаться с генштабом. Узнать, как дела на фронте. Когда "большая четверка" мучительно согласовывали технические детали, в Донецке снаряд влетел в больницу, убив человека. Центр Луганска ночью поливали "Грады" и "Ураганы". Под утро четверга тяжелые бои начались под Мариуполем. Это был очень плохой фон для разговоров о мире. Украинские военные явно пытались в последний момент подтасовать ситуацию, поменять в свою пользу линию противостояния с ополченцами, которая с момента сентябрьского перемирия заметно продвинулась на запад.

При этом продвижением ополченцев госдепартамент США выражает озабоченность, а артобстрелов жилых кварталов украинскими военными как бы и нет вовсе. Роль США в эти дни примечательна. Риторика в адрес Москвы из Вашингтона ужесточилась. Похоже, ставка делалась не на успех Минского саммита, а на его провал и войну. С марта уже решено начать тренировки украинской армии американскими инструкторами.

В день саммита в конгрессе США появился законопроект о давно обсуждаемых поставках Украине летального оружия. От чего европейцы не в восторге. Обама с этим пока медлил. Ведь свеж еще пример, когда поставленное тоже вроде "хорошим" парням в Сирии и Ираке американское оружие оказалось в руках Исламского государства. А после окончания афганской войны Америка по всему миру отлавливала поставленные моджахедам для борьбы с советской авиацией "Стингеры".

Тем не менее, этот паровоз в Вашингтоне уже набрал такие обороты, что его, похоже, трудно остановить. Мир в который раз видится американцам плоским: хорошим парням надо дать оружие, плохих – давить санкциями. И не надо разбираться в нюансах. Чтобы американский обыватель тоже не заморачивался вопросами, за что именно воюют хорошие парни на Украине и кто они, собственно, на самом деле. Недавно телекомпания CNN, оговорившись по Фрейду, придумала чудный ход, назвав украинские войска "проамериканскими". Так понятнее даже фермеру из Канзаса. Тем более, как написала на днях "Вашингтон пост", лишь один из шести американцев может указать Украину на карте. И чем дальше он ее располагает от реального места, тем решительнее выступает за силовое вмешательство Америки.

Где гарантии, что вымученное в ночи соглашение будет соблюдаться? Ведь накануне минского саммита ни по одному принципиальному вопросу не было согласия. Да и после него до конца, не удалось полностью согласовать будущий статус Донбасса, да и саму разграничительную линию. Территориальный состав этой будущей квазиавтономии еще предстоит определить Верховной Раде. Минским соглашением, предусмотрено проведение именно местных, а не региональных выборов. Причем по украинским законам. Обещано восстановление банковской и социальной сфер, то есть выплата пенсий и пособий. Но ничего пока не ясно с восстановлением разрушенного хозяйства Донбасса. Кто за это заплатит, будет ли участвовать Россия, и как это будет сочетаться с введенными против нее санкциями Запада?

Очевидно, что надо уже скоро ставить вопрос, как минимум, об их смягчении. Будет амнистия участникам боевых действий и обмен пленными и заложниками. Войдет ли в их число сидящая в российском СИЗО корректировщица огня Надежда Савченко, обвиняемая, минимум, в соучастии в убийстве российских журналистов? Выполнение согласованной в Минске дорожной карты во многом зависит от определенных законодательных действий Верховной Рады, а этот орган уже не раз показывал свою строптивую непредсказуемость. Сейчас там вес непримиримых националистов слишком велик, чтобы верить в ее полную договороспособность.

Соблюдение огня и отвод тяжелой техники поставлен, по сути, по контроль ОБСЕ. Однако в том, что ей удастся обеспечить не только эффективный мониторинг, но и имплементацию такого соглашения, остаются. Подвис до конца 2015 года и вопрос о контроле над российско-украинской границей. Со стороны Украины слишком много непредсказуемых игроков, чтобы сейчас же начать радоваться тому, что минский саммит не закончился провалом, а все же неким компромиссом. Хватит ли веса европейских лидеров, чтобы теперь принудить Киев сделать все обещанное? Ниточка, на которой повис мир в этом регионе Европы, стала, кажется, чуть толще. Но поскольку опасных неопределенностей все же немало, она по-прежнему может оборваться.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=2349328&tid=105474