Осень

Осень

четверг, 5 февраля 2015 г.

Методы ЦРУ в действии: в тайных тюрьмах на Украине исчезает множество людей

5 февраля 201520:59 Илья Филиппов

Служба безопасности Украины берет на вооружение методы ЦРУ. Речь идет о тайных тюрьмах, куда задержанных вывозят, не сообщая родственникам и не оформляя никаких документов. То есть, человек просто исчезает. По крайней мере, до тех пор, пока из него не выбьют нужные признания и не посадят в тюрьму обыкновенную. А в методах допросов с пристрастием сотрудники СБУ накопили богатый опыт.

Харьковчанин Алексей Самойлов с нового года живет в России, в Калуге. С женой и сыном. После его обмена в числе узников СБУ Украины на пленных солдат украинской армии и нацгвардии, возвращаться домой, как он считает, пока не имеет смысла. Его же сразу арестуют еще на границе.

Алексей Самойлов — проректор международного славянского университета, кандидат наук, был задержан, так это звучит официально, а на самом деле -жестоко избит и помещен в СИЗО в Харькове, еще в июне. Перед тем как судья избрала меру пресечения, Алексея избивали в течение трех дней. Уже тогда супруга Самойлова решила как можно быстрее рассказать об этом журналистам.

Посягательство на территориальную целостность Украины, измена Родине, и хранение взрывчатых веществ — вот основа обвинения. Их Алексей считает абсурдными. Но за что-то нужно же было зацепиться СБУ для того, чтобы неугодного новому режиму общественного деятеля нейтрализовать, наказать, подчинить. Теперь Алексей Самойлов говорит, что у гестапо и СБУ схожие методы. О методах, к которым прибегают спецслужбы Украины, уже неоднократно говорили те, кто побывал в камерах СБУ.

К осени Алексей Самойлов был оправдан. И, формально, его должны были отпустить. Но вместо этого он попал в тайную тюрьму СБУ, и о том, что он там находится, по сути, никто не знал. Даже официальные органы. 54 дня провел в одиночной камере. Похоже, что такие тюрьмы существуют повсеместно. Чем больше местное управление СБУ, тем больше и тюрьма для так называемого спецконтингента. Все время, пока Алексей сидел в этой тюрьме, его семья ничего о нем не знала.

И только когда украинские спецслужбы поняли, что толку от Алексея будет больше, если его включить в обмен, его перевели в обычный изолятор. Где он узнал и о том, что на территории Украины существуют для подобных пленников целые концлагеря. Сейчас, находясь в безопасности, Алексей продолжает свою общественную деятельность. Но теперь ему известны и должности, и фамилии тех, кто организовывает на территории Украины незаконные лагеря и тюрьмы. Этих людей, считает Алексей, рано или поздно будут судить.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=2331843&tid=105474