Альпы

Альпы

понедельник, 22 сентября 2014 г.

Вызволить всех: жестокость украинских военных осложняет обмен пленными

22 сентября 201421:04 Николай Долгачев

Сразу несколько украинских подразделений сегодня обратились к ополченцам с просьбой обсудить условия сдачи в плен. Речь идет о войсках, попавших в котел. Воевать они не хотят, но и отступить не могут, поскольку сзади заградотряды. Украинские солдаты уже знают: если сложить оружие, то гарантировано останешься в живых — процесс обмена пленными уже отработан. Правда вот, жители Донбасса, которые побывали в плену у карателей, рассказывают страшные истории.

Ополченцы выполняют достигнутые договоренности. Часть тяжелой техники отводится с передовых позиций линии соприкосновения вглубь территории. Эти танки направляются в места постоянной дислокации. Гусеницы грохочут, танки едут на восток от прежних позиций. Въезжают в Донецк. Это должно разрядить обстановку на фронте. Но это не разоружение. Все экипажи, в случае масштабной атаки украинских силовиков, готовы вернуться обратно.

"Все экипажи уже прошли боевые действия, — говорит командир танкового батальона с позывным "Панцирь". — У каждого есть подбитые танки и БМП. Поэтому расслабляться не нужно никому. Парни бьются за свою землю".

В районе донецкого аэропорта, под Мариуполем и недалеко от Дебальцево, ещё стреляют. Там, где то и дело начинаются бои, техника пока остается. "Ударный кулак мы убрали, но находимся в постоянной боевой готовности. Часть техники для защиты осталась", — рассказал командир 2 бригады батальона "Оплот" с позывным "Тихон".

В Донбассе пытаются наладить мирную жизнь. В городах и поселках раздают гуманитарную помощь. Стороны конфликта готовятся к очередному обмену пленными, составляют списки. Те, кого украинские силовики отдали ополченцам, рассказывают, каково это — быть в плену. Иван — житель Киева, там его и задержали. Рассказывает, что с ним еще относительно нормально обращались. "Ребят из Черкасс задержали и пальцы плоскогубцами ломали. Территориальный батальон "Галичина". Доехали до плена только трое, остальных расстреляли", — рассказал он.

Этот пленный, как и многие другие переданные в Донбасс нынешними киевскими властями, вообще никогда не брал в руки оружие. На обмен привозят гражданских активистов или просто тех, кого подозревают в симпатиях к ополчению. Анна Мохова, журналист крымского телеканала, месяц пробыла в плену. Несколько суток она провела в яме, двадцать четыре дня — в подвале, прикованная наручниками к арматуре, торчащей из пола.

"Мне разбили голову, били по животу, били ногами, — вспоминает она. — Это для любого нормального человека тяжело. Мы побывали в яме, к столбу какому-то привязывали. Когда рядом убивают кого-то — молоденькую девушку застрелили, моему коллеге в рот ствол засовывали, в такие моменты надежда на спасение терялась".

Сергей Шаповалов тоже журналист. И тоже месяц, как из плена. "Держали на цепи, в яме, в зиндане. Били. Порывались отрезать что-нибудь и опять били. Постоянно били. Кормили утром и вечером, кушать приходилось левой рукой. С пола мы не поднимались", — говорит он.

Об издевательствах бывшие пленные рассказали сразу, в первые минуты после освобождения. "Били?", — спрашиваю старика, который только что вернулся из плена. "Ну а то, — отвечает. — И жрать не давали". Другой парень, освободившийся вместе с ним, говорит: "Они моральное давление оказывали, пытались меня сломать, но я не сломался. Я такой, как есть".

Сейчас в общей сложности вернулись на свою сторону больше ста пятидесяти украинских военных. Примерно столько же людей передано ополчению, хотя именно солдат среди них не так уж много. В основном гражданские. Но вот один из освобожденных — бывший министр обороны ДНР. Ему тоже досталось. "Все было — избиение, бычки, порезы, уколы, — скупо перечисляет бывший министр обороны ДНР Игорь Хакимзянов. — Еще уколы штык-ножом". Видео издевательств над этим человеком выложили в сети. Экзекуцию проводил лично Олег Ляшко.

О происходящем хорошо знает нынешняя украинская власть. Переговорщик со стороны Киева, генерал-полковник Владимир Рубан говорит, что жестокость военных по отношению к пленным осложняет ход переговоров об обмене. "Как и в любой стране и на любой войне есть отдельные командиры, которым легче сводить счеты с беззащитным, — говорит он. — Я надеюсь, что перемирие покажет эти нарывы. Мы посмотрим, и нам станет стыдно, независимо от того, донецкие так поступили или киевские. И в следующий раз мы так делать не будем".

Со стороны ДНР переговоры о пленных ведет хрупкая девушка Дарья Морозова. Надеется вызволить всех. "Мы составляем сейчас списки. Процесс этот будет идти по принципу "всех на всех", — говорит она. Менять пленных планируют как можно чаще. Сейчас, пока относительное затишье, в тылу очищают землю от фугасов, а на линии фронта очередные изменения. Украинские силовики окончательно покинули ряд поселков вокруг города Енакиево. Также выведены армейские подразделения из города Ждановка. Впрочем, именно этот район в случае возобновления масштабных боев мог стать очередным котлом. Отход с позиций выглядит логичным с этой точки зрения.

На нескольких других участках бои возобновлялись. Шла стрельба возле донецкого аэропорта, под Мариуполем, и в районе Дебальцево. Полного прекращения огня нет, но на большей части фронта все же тишина. Стороны, тем временем, готовятся к очередному, уже пятому обмену пленными.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=1990067&tid=105474